90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Узбекистан-Турция: в ожидании результатов от стратегических взаимоотношений

22.07.2021 11:30

Политика

Узбекистан-Турция: в ожидании результатов от стратегических взаимоотношений

«Зигзаги двусторонних отношений между Турцией и Узбекистаном продемонстрировали, что нормативные факторы, связанные с историей и культурой, не всегда предопределяют модальность их политических отношений», – отмечает в статье, написанной специально для аналитической платформы CABAR.asia, политолог Фарход Толипов (Узбекистан).

Источник: Узбекистан-Турция: в ожидании результатов от стратегических взаимоотношений

Турция и Узбекистан всегда ассоциируются как два родственных народа. Эта ассоциация стала стереотипом в представлении многих исследователей и политиков. Фактор исторической, языковой, культурной и этнической близости двух стран и народов как бы a priori направлял аналитическую мысль в сторону простых, ясных и даже романтических умозаключений о том, что Турция и Узбекистан обречены на дружеские отношения и их сотрудничество будет гарантировано фундаментальным значением этого фактора.

С одной стороны, данный фактор действительно играл и играет огромную роль во взаимоотношениях двух государств и взаимных представлениях простых людей. С другой, на политическом уровне в игру вступали и другие факторы: национальные интересы, глобализация и геополитика.

Зигзаги двустороннего взаимодействия

30-летний период, прошедший с момента обретения Узбекистаном своей независимости, продемонстрировал различные зигзаги в узбекско-турецких отношениях. Турция была первой среди государств мира, признавшей независимость Узбекистана, что стало отражением и подтверждением исторической, культурной, языковой и этнической близости двух народов. В первые годы независимости в политических и экспертных кругах Узбекистана даже обсуждалась так называемая «турецкая модель» государственного и общественного устройства. Первый президент Узбекистана Ислам Каримов, очевидно, возлагал надежды, что Анкара станет наиболее надежным партнером и другом для молодого независимого государства в сложной и новой для него мировой системе, в которую его государству приходилось вступать.

Действительно, Анкара и Ташкент продемонстрировали хороший старт в начале 1990-х: были установлены дипломатические отношения, начались взаимные поездки граждан двух государств, узбекистанские торговцы очень увлеклись челночной торговлей в Турции; узбекистанские и турецкие авиалинии начали осуществлять рейсы, соединившие две страны; начали открываться турецкие школы и турецкий бизнес начал разворачиваться в Узбекистане; студентам из Узбекистана открылась возможность обучаться в университетах Турции.

При Каримове взаимоотношения Узбекистана и Турции, как и его взаимоотношения с Россией, США и другими державами мирового и регионального ранга прошли через сложные этапы. В ходе своего первого визита в Турцию Каримов заявлял, что «если Турция поддержит нас, то никто не сможет подчинить себе узбеков… Принципы Ататюрка соответствуют тому, что мы собираемся создавать в Узбекистане. Я восхищаюсь Ататюрком и надеюсь центральноазиатские страны повторят турецкий путь. Я поддерживаю единство тюркских народов. Это единство должно быть реализовано».

Однако, как было выше отмечено, узбекско-турецкие отношения испытали разные зигзаги. Более того, в течение некоторого периода эти отношения ухудшались из-за политического напряжения между двумя государствами, возникшего в середине 1990-х. Когда некоторые лидеры политической оппозиции в Узбекистане бежали в Турцию, которая отказалась выдать их Узбекистану, это стало поворотным моментом в отношениях двух государств. Турция также подписала доклад ООН, в котором выражалась критика режима Каримова за действия узбекских силовиков во время известных андижанских событий. Таким образом, этот зигзаг продемонстрировал, что нормативные факторы, связанные с историей и культурой, не всегда предопределяют модальность политических отношений.

Как пишет турецкий аналитик Хакан Фидан, несмотря на определенную историчность, нельзя обсуждать эти сообщества [Турцию и Центральную Азию] только в рамках общего исторического нарратива. Он упоминает, по крайней мере, три инициативы, которые не были воплощены: 1) узбекский лидер Каримов указывал на возможность институционализации структуры по типу содружества среди тюркоязычных стран, включая Турцию; 2) предложение Турции в 1990-х о создании общего рынка между Турцией и Центральной Азией с турецкой лирой в качестве общей валюты не было поддержано; 3) центральноазиатские лидеры колебались в поддержке Турции в кипрском вопросе, а также в карабахском вопросе. Все это обнаружило трудность конвергенции различных внешнеполитических подходов в рамках неких региональных интеграционных схем совместно с Турцией.

Французский исследователь Байрам Балчи указал также на фактор так называемого Движения «Хизмет», основанного известным турецким суфийским клерикалом Фетхулла Гюленом. Это движение способствовало созданию многих образовательных учреждений в Азербайджане и странах региона, в том числе в Узбекистане. К 2001 году, однако, власти Узбекистана закрыли эти учреждения из-за ухудшения политического климата между Ташкентом и Анкарой.

Новый этап в отношениях и сотрудничестве двух стран начался с приходом к власти в Узбекистане Шавката Мирзиёева. В октябре 2017 года он нанес свой первый визит в Анкару в качестве президента. Фактически этим визитом был дан новый динамизм узбекско-турецким отношениям, т.к. таких визитов не было аж с 1999 года. Тогда Мирзиёев заявил, что Узбекистан готов мобилизовать все силы и средства, чтобы развивать традиционную дружбу, всеобъемлющее и долгосрочное сотрудничество во всех сферах ради благосостояния и мира наших братских народов. 

Надо заметить, что Узбекистан и Турция нынче находятся на уровне стратегических партнеров. В октябре 2017 года во время первого государственного визита Президента Шавката Мирзиёева в Турцию было подписано Совместное заявление, выводящее сотрудничество наших стран на уровень стратегического партнерства. В соответствии с ней, был создан Совет стратегического сотрудничества высшего уровня с целью интенсификации сотрудничества. Так, например, стороны намерены в ближайшем будущем довести объем взаимной торговли до 5 миллиардов долларов (этот показатель в 2019 году был около 2 миллиардов). Кроме того, в 2020 году Турция и Узбекистан подписали соглашение о военном сотрудничестве.

Намечается открытие филиала Университета Бахчешехир в Узбекистане, а также учреждение Ферганской высшей школы туризма совместно с университетом имени Ходжи Байрама Вали. Также прорабатываются вопросы ускорения подготовки к подписанию Соглашения о преференциальной торговле между Узбекистаном и Турцией, расширения перечня товарных позиций, предлагаемых к включению в данное соглашение, а также согласован порядок его практического применения. Значительно активизировалась деятельность бизнес-кругов. За последние два года в Узбекистане создано более 750 турецких предприятий, к февралю текущего года количество фирм с участием турецкого капитала достигло 1306. А на состоявшемся в июне т.г. узбекско-турецком бизнес-форуме было сообщено, что на сегодняшний день в Узбекистане действуют 1576 предприятий с турецким капиталом, в том числе 694 совместных предприятия и 882 предприятия со 100% турецким капиталом.

Одним из ярких свидетельств поступательного развития сотрудничества двух стран стали недавно объявленные перспективные проекты в сфере модернизации систем водоснабжения и канализации регионов Республики Каракалпакстан, выращивание кунжута методом капельного орошения с организацией его дальнейшего экспорта в Турцию, строительства больницы на сто коек, а также обучения и повышения квалификации медицинских сотрудников в ведущих учебных заведениях Турции.

Как видим, двустороннее сотрудничество успешно развивается во всех сферах. Но это не просто сотрудничество на основе исторической и культурной близости двух народов, но сотрудничество, определяемое национальными интересами. Некоторые эксперты раньше утверждали, что Турция претендует на роль «старшего брата» для стран Центральной Азии. Однако молодые независимые государства региона, в том числе Узбекистан, стремились строить свои отношения с Турцией на прагматичной основе, исходя из своих национальных интересов.

На международной арене

Что касается многосторонних форматов, прежде всего следует отметить, что в 2019 году Узбекистан возобновил свое участие в Совете Сотрудничества Тюркоязычных Государств (ССТГ). Еще на заре независимости тогдашний президент Турции Тургут Озал инициировал создание Форума Тюркоязычных стран, который был поддержан Узбекистаном. Упомянутые зигзаги напряженности между двумя государствами обусловили приостановку участия Узбекистана в этом формате. Новый этап узбекско-турецких отношений нашел свое отражение и в участии Узбекистана в ССТГ.

Ташкент стал активным членом этого форума. Так, со стороны Узбекистана было инициировано создание Инвестиционного фонда и Банка развития Тюркского совета, а также принятие в рамках совета Программы развития паломнического туризма и реализация проекта “Табаррук зиёрат” – паломничество по священным местам, расположенным на территориях этих стран. Кроме того, Президент Мирзиеев предложил учредить Международную премию Тюркского совета с целью поощрения известных личностей, внесших большой вклад в науку, образование, культуру и искусство, а также укрепления единства тюркского мира.

Оба государства сотрудничают не только в рамках Тюркского совета, но и ООН, ОБСЕ, Организации экономического сотрудничества, Организации исламского сотрудничества и других структур. Турция занимает важное положение на мировой арене, что значительно повышает ее значение для центральноазиатских стран. Турция – член НАТО, и в этом качестве играет стратегическую роль в системе международной безопасности. В частности, роль Анкары в афганском вопросе трудно переоценить. Это, в свою очередь, превращает Турцию в геополитического актора. Хотя следует заметить, что геополитическое измерение политики Турции в данном регионе появилось с самого начала ее центральноазиатской стратегии, начиная с создания Тюркского Форума. Так, в частности, Узбекистан с самого начала поддержал строительство транспортного коридора ТРАСЕКА в рамках своей стратегии внешнеэкономической и торговой диверсификации. Тем самым Турция стала частью возобновившейся Большой Игры в Центральной Азии, особенно в контексте соперничества Турции с Ираном.

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев, выступая на VII саммите Совета сотрудничества тюркоязычных государств (Тюркском совете) в Баку, заявил о необходимости эффективно использовать потенциал новой железной дороги Баку-Тбилиси-Карс (БТК). Этот проект на Южном Кавказе изначально преподносился как “третий проект века”. Узбекистан заинтересован в использовании железнодорожного транспортного коридора Навои–Туркменбаши–Баку–Тбилиси–Карс, который соединит железные дороги Узбекистана, Туркменистана, Азербайджана и Грузии с транспортной сетью Турции. Эта железная дорога позволит Узбекистану обеспечить выход на Средиземное море через турецкий порт Мерсин. Мирзиеев своим постановлением утвердил комплексную программу совершенствования транспортной инфраструктуры Узбекистана и диверсификации внешнеторговых маршрутов перевозки грузов на 2018-2022 годы. Мероприятие “Осуществление пилотных транзитных перевозок внешнеторговых грузов по железнодорожному маршруту Баку-Тбилиси-Ахалкалаки-Карс с выходом на морские порты” включено в данную программу.

Особо стоит отметить, что Узбекистан, хотя и не выразил прямую поддержку, однако, фактически косвенно поддержал Азербайджан в его войне с Арменией в Нагорном Карабахе. Как известно, Турция оказала существенную военно-стратегическую поддержку Азербайджану, а президент Узбекистана поздравил президента Азербайджана с окончанием военных действий, возвращением территорий Нагорного Карабаха и восстановлением исторической справедливости. Таким образом, опосредованно, Ташкент выступил стратегическим партнером Анкары.

Стратегическое партнерство Ташкента и Анкары, думается, должно также проявиться в афганском вопросе. После вывода международных военных контингентов из Афганистана ситуация в этой стране, как и ожидалось, чрезвычайно обостряется. В этих условиях большая роль в урегулировании афганского конфликта отводится региональным государствам. В частности, Узбекистан и Турция участвуют в Стамбульском процессе «Сердце Азии» (“Heart of Asia”), основными целями которого являются: 1) политические консультации; 2) осуществление мер по строительству доверия; 3) сотрудничество с региональными организациями.

Узбекистан, в свою очередь, стремится вносить активный вклад в дело установления мира и восстановления Афганистана. В частности, Ташкент активно продвигает проект строительства железной дороги Мазари-Шариф – Кабул – Пешавар – Карачи с выходом к Индийскому океану. Предполагается, что Турция после вывода западных войск из Афганистана будет продолжать военное сотрудничество с афганским правительством, в частности, в контроле аэропорта в г. Кабуле.

Думается, Узбекистан и Турция могли бы сближать свои позиции в афганском вопросе. На прошедшей в Ташкенте 15-16 июля международной конференции высокого уровня «Центральная и Южная Азия: региональная взаимосвязанность. Вызовы и возможности» Премьер-министр Пакистана предложил подключить Турцию к афганскому урегулированию. Таким образом, взаимодействие Узбекистана и Турции на афганском направлении может придать больший стратегический характер их сотрудничеству.

Это сотрудничество также должно распространяться на сферу борьбы с терроризмом. Как известно, многие граждане Узбекистана, завербованные террористическими организациями, уезжали в Сирию через турецкую территорию. Эта проблема также требует от двух государств контртеррористического взаимодействия.

В этой связи, стоит отметить, что в марте т.г. в южном городе Узбекистана – Термезе – прошли совместные тактико-специальные учения специальных подразделений вооруженных сил Узбекистана и Турции. Согласно сценарию учений, узбекские и турецкие спецподразделения обнаружили вооруженные банды, которые незаконно проникли в страну, нарушив госграницу с помощью беспилотников, и нейтрализовали их посредством воздушных и наземных ударов.

Заключение

Узбекистан и Турция – стратегические партнеры. Этот статус накладывает на них большую ответственность на международной арене и обуславливает согласованную позицию по наиболее важным вопросам мировой политики. Смысл стратегического партнерства заключается, в частности, в том, что стороны имеют высокий уровень взаимного доверия и взаимной поддержки. Их взаимоотношения не слишком подвержены различным зигзагам и их интересы на мировой арене близки друг к другу.

Вместе с тем, и Узбекистан, и Турция вовлечены в крупные геополитические процессы, будучи расположенными в своих геополитически заряженных регионах: Турция – на Ближнем Востоке, Узбекистан – в Центральной Азии. Нынешняя глобализация различными узами сотрудничества, а также вызовами безопасности связала и эти два региона. С этой точки зрения, Узбекистан и Турция могут и призваны посредством своего стратегического партнерства способствовать не только региональной безопасности, успешно развивать двустороннее сотрудничество, но и вносить заметный вклад в международную безопасность.

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Исламом Каримовым , Шавкатом Мирзияевым

22.07.2021 11:30

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Замир Исакович Бекбоев

Бекбоев Замир Исакович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
27 000

человек ежегодно умирает в Казахстане от онкологии

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Октябрь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31