90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Казахстан как поставщик сырья, но не более

30.08.2021 10:30

Экономика

Казахстан как поставщик сырья, но не более

Мониторинговое агентство Energyprom.kz недавно проинформировало нас, что за январь-май 2021 года казахстанские компании отправили на экспорт 2,3 млн тонн пшеницы и меслина (если кто-то не знает, это смесь пшеницы и ржи в пропорции примерно два к одному) на сумму $523,2 млн. Рост в натуральном выражении составил 29,1%, в денежном – 36%.

Более двух третей всего объема экспорта пшеницы было отправлено в страны СНГ – 1,6 млн тонн на сумму $350,3 млн. Основным импортером для нас стал Узбекистан, который с начала года принял 1,2 млн тонн пшеницы на $252 млн.

В страны, не входящие в состав СНГ, было отправлено 694 тыс. тонн пшеницы на сумму $172,9 млн. Здесь большая часть экспорта пришлась на Афганистан – 261,7 тыс. тонн (на 31,2% больше, чем за январь-май 2020 года). На втором месте оказался Иран с 176,5 тыс. тонн пшеницы. Замыкает тройку лидеров Китай с 162,7 тыс. тонн пшеницы (плюс 82,1% к импорту за год).

Покупают с большой охотой

То, что казахстанскую пшеницу покупали, покупают и будут покупать с большой охотой, сомневаться не приходится. Чтобы понять, почему, достаточно сравнить внутренние и внешние закупочные цены на зерно.

Так, в июне 2021 года на внутреннем рынке Казахстана средняя закупочная цена на пшеницу от сельхозпроизводителей составила 85,3 тыс. тенге за тонну против 83,5 тыс. тенге в июне 2020-го. Пшеница твердых сортов продавалась по 109,4 тыс. тенге за тонну, прочая – по 84,2 тыс. тенге.

Теперь разберемся с экспортом. Здесь цены на пшеницу по итогам мая 2021 года снизились на 0,1% за год и на 0,6% за месяц. Для стран СНГ закупочная цена на товар понизилась на 0,6% за год и на 0,9% за месяц. Для стран, не входящих в состав СНГ, экспортные цены, напротив, повысились на 1,1% за год и на 0,2% за месяц.

Получается, что цены на пшеницу внутри страны выросли, хотя, конечно, этот рост несопоставим с уровнем годовой инфляции. Но все же. Однако, несмотря на снижение экспортных цен, вывоз пшеницы из Казахстана растет быстрее, чем ее реализация внутри страны. Почему-то именно в этом случае рыночные законы у нас не работают.

Обычно при снижении экспортных цен вывоз пшеницы из страны должен сокращаться. Импортерам выгодно, когда цена на пшеницу падает, ведь тогда можно за одну и ту же сумму приобрести больше товара. Поэтому и покупают казахстанскую пшеницу с большой охотой. При повышении же экспортных цен вывоз, наоборот, должен расти.

У нас же на этом рынке наблюдается очень странная пропорция. Какой бы ни была ситуация – экспорт пшеницы всегда максимальный, причем временами ставящий под угрозу продовольственную безопасность страны.

Почему так получается

Проблема в том, что вся казахстанская экономика «заточена» на экспорт сырья. Продукцию с высокой добавленной стоимостью мы или не хотим, или просто не умеем делать.

Здесь уместно вспомнить, сколько лет в Казахстане обсуждался вопрос переработки нефти и избавления от импорта высокооктанового бензина из России. Однако процесс обсуждения проблемы почему-то никак не мешал десятилетиями импортировать топливо из соседней страны.

Потом наши власти переключились на обсуждение вопроса о строительстве четвертого нефтеперерабатывающего завода. Трех уже имеющихся – Шымкентского, Павлодарского и Атырауского – оказалось мало. Затем довольно долго искали деньги на модернизацию НПЗ. Нашли. И только в 2018 году Казахстан стал постепенно обеспечивать себя топливом собственного производства.

С пшеницей дела обстоят примерно так же. Плюс здесь все усугубляется тем, что государство создало неравные условия для экспортеров и бизнеса внутри страны. Экспортерам, вывозящим сырье из страны, налог на добавленную стоимость вернут, а вот бизнес внутри страны за все должен платить полную стоимость, фактически не имея никаких льгот.

Потому-то из Казахстана и идет мощный поток экспортной нефти, а НПЗ (даже в условиях топливной независимости) остаются в роли просителей. И именно поэтому из Казахстана выгоднее вывозить пшеницу, а не, скажем, ту же муку.

Хотя бы…

После всего сказанного возникает полная уверенность, что казахстанским властям должны при жизни поставить памятники в тех странах, куда мы поставляем пшеницу. Причем самый большой монумент должен быть воздвигнут в Узбекистане. Спросите, почему? Судите сами.

С того самого момента, как ныне покойный Ислам Каримов понял, что для сохранения политической стабильности необходимо создавать рабочие места внутри страны, Узбекистан ведет четкую и ясную политику.

Власти этой страны отрегулировали акцизы таким образом, что импортерам стало выгодно ввозить на территорию страны именно пшеницу, поскольку мука облагается весьма существенной пошлиной (начиная 2011 года акциз составлял 15%). Зерно же ввозится по нулевой ставке. Благодаря этим мерам наши узбекские соседи развивают собственную мукомольную отрасль.

И хотя в 2014 году правительство нашей страны под давлением казахстанских мукомолов вынудило Узбекистан снизить пошлину на муку до 10%, зерно в республику все равно ввозится по нулевой ставке.

Известно, что аппетит приходит во время еды. Афганистан всегда являлся одним из основных рынков сбыта для казахстанских мукомолов, однако в январе-июле 2020 года произошло нечто, что будет иметь для нашей страны весьма неприятные последствия. Узбекистан, доселе считавшийся вторым по величине импортером казахстанской муки, сократил ее ввоз на 37 процентных пунктов – до 207 тыс. тонн.

То есть получается, что Узбекистан хочет стать посредником между Казахстаном и Афганистаном. Пользуясь своим географическим положением, он будет ввозить из Казахстана пшеницу, перемалывать ее внутри страны и продавать в Афганистан.

Обратите внимание, что в первой половине 2020 года 34-миллионный Узбекистан покупает всего 207 тыс. тонн муки из Казахстана, тогда как 38-миллионный Афганистан – 459 тыс. тонн. Пока на афганском рынке муки доля Казахстана составляет около 60%.

Но и это еще не все

Если бы Узбекистан просто хотел составить Казахстану конкуренцию и вел при этом открытую и понятную политику, это было бы еще полбеды. В такой ситуации всегда сохраняется возможность просто сесть за стол переговоров и решить, кому и на какие рынки экспортировать муку и что может предложить сосед в обмен на экспорт пшеницы для переработки и последующего экспорта.

Однако Узбекистан просто устанавливает высокие транзитные тарифы для Казахстана. Так, тарифы на железнодорожный транзит и сопутствующие сборы через Узбекистан (Ташкент – Термез (Галаба)) до границы с Афганистаном составляют около $60 за тонну. В то же время транспортировка по железной дороге из северных регионов Казахстана до границы Узбекистана обходится в $20 за тонну. По этой причине АО «НУХ «КазАгро» занято разработкой альтернативных маршрутов доставки муки в Афганистан через Туркменистан.

Но и Узбекистан не сидит сложа руки. За период с 1995-го по 1998 год по указу президента Узбекистана в стране было приватизировано 13 крупяных цехов, 30 комбикормовых и 52 мукомольных завода.

Из еще одного указа президента Узбекистана от 30 июля 2021 года следует, что в стране подлежат продаже мукомольные предприятия акционерной компании «Уздонмахсулот».

В общем, пока наш сосед предпринимает активные меры для развития собственного производства, Казахстан просто продолжает наращивать экспорт пшеницы.

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://spik.kz/kazakhstan-kak-postavshchik-sirya-no-ne-bolee

Показать все новости с: Исламом Каримовым

30.08.2021 10:30

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black
1177

единиц оружия было утеряно в Киргизии в ходе событий 2010 года

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Ноябрь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30