90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Афганский капкан для США и всего мира. Часть 4

07.09.2021 13:30

Политика

Афганский капкан для США и всего мира. Часть 4

В истории этой страны всегда было много места для тайной дипломатии, с которой в Афганистане были связаны случаи предательства и внезапной смены линии фронта.

Часть 1Часть 2Часть 3

Самый типичный пример — упомянутый выше узбекский генерал Абдул Малик. В 1998 году он за неделю два раза сменил линию фронта. Сначала Малик сверг Абдул Рашид Дустума и пригласил талибов, а через три дня помог местным хазарейцам их разгромить.

В свою очередь лидер хазарейцев Али Мазари в 1996 году сначала перешел на сторону талибов и выступил против таджиков Ахмад Шах Масуда, затем через несколько дней был убит талибами. После этого хазарейцы опять стали воевать против «Талибана» (организация запрещена в РК).

В том же году пуштуны из формирований Гульбеддина Хекматиара массово перешли на сторону «Талибана», когда их лидер вдруг объединился со своим прежним противником Ахмад Шах Масудом.

Успех талибов — внешний фактор

Так что во внезапных сменах линий фронта афганскими политическими группировками нет ничего нового. Просто за 20 лет американского присутствия мы об этом подзабыли. А теперь снова увидели, как это может происходить.

Но что важно, такие внезапные маневры очень часто связаны с позицией внешних сил. Например, Пакистан сначала поддерживал Хекматиара, потом «Талибан», и это стало причиной перехода многих пуштунов на сторону последнего.

Когда Малик сверг Дустума, а затем снова вернулся на сторону Северного альянса,  это связывали с позицией Узбекистана, который оказал давление на Малика.

Все эти истории стоит вспомнить, потому что такое грандиозное фиаско афганской армии и полиции, а также многих представителей национальных меньшинств, их переход на сторону «Талибана», скорее всего, связано именно с внешним фактором.

Главная интрига здесь заключается в самом факте переговоров с «Талибаном», которые проводили американцы еще при Дональде Трампе.

Ненужная экспансия

Почему в США были настолько уверены, что талибы будут соблюдать договоренности? Почему американская сторона подписала соглашение, в котором четко зафиксировала дату вывода своих войск? Почему афганское правительство подключили к переговорам постфактум?

При таких условиях талибам надо было просто тянуть время и ждать развития событий, что, собственно, и происходило во время межафганских переговоров в Дохе. Если американцы все равно уходят, зачем талибам вообще договариваться?

При Трампе вопрос ухода из Афганистана был не только реализацией заявленных им предвыборных обещаний, но также отражением роста в американском истеблишменте и общественном мнении изоляционистских настроений.

До второй мировой войны изоляционизм был более характерен для политики США. Нынешняя же, более экспансионистская модель стоит дорого и не приносит особых результатов.

В этом контексте Афганистан для США это очевидный балласт. Тем более, что он является континентальной страной, и для американцев все пути доставки грузов проходят либо через Пакистан, либо через Центральную Азию.

Нюансы логистики

Однако на центральноазиатском направлении транспортировка американских грузов сталкивается с трудностями из-за действий России, которой не нравится присутствие США в регионе, она считает его зоной своего влияния.

Ситуация особенно обострилась после 2014 года. До этого времени американцы могли использовать транспортные пути через Россию. Но после событий в Украине ситуация в российско-американских отношениях заметно изменилась. Достаточно вспомнить, какому информационному давлению подверглось решение Казахстана предоставить порт Актау для транзита невоенных грузов в Афганистан.

В то же время дорога через Пакистан связана с необходимостью договариваться с этой страной. При президенте Трампе в американо-пакистанских отношениях были свои сложности. Кроме того, США при Трампе вышли из соглашения по иранской ядерной программе, что привело к росту напряженности между Штатами и Ираном в Ираке и Сирии.

Многие говорили о возможности начала войны, особенно после убийства американцами командующего секретным подразделением иранского корпуса стражей исламской революции Касема Сулеймани.

В такой ситуации сравнительно немногочисленная группировка войск США, которая еще оставалась в Афганистане, выглядела уязвимой

Это при президентстве Барака Обамы контингент в 100 тыс. американских военных с точки зрения Ирана был угрозой. После 2014 года это количество было сокращено в 10 раз. К моменту начала президентства Джо Байдена американцы имели в Афганистане только 3,5 тыс. военных и определенное число контрактников.

Политическая эвакуация

С учетом того, что при Байдене речь шла о возможности возвращения США к соглашению с Ираном по ядерной программе, можно было предположить, что новый американский президент скорректирует и решение Трампа о выводе войск из Афганистана.

Понятное недовольство талибов Вашингтон мог в принципе проигнорировать. Если бы американцы остались, то и позиция армии и полиции не вызывали бы сомнений.

Но Байден предпочел продолжить политику Трампа и даже усилить ее. Фактически речь теперь шла об эвакуации американцев, а это уже совсем другая история. Эвакуация для военных имеет четкие приоритеты, она связана с безопасностью выводимого контингента, то есть должна пройти быстро и без потерь. Политические вопросы в данном случае военных интересуют меньше всего.

И вот тут мы подходим к самому тонкому моменту. Политическая составляющая ухода США из Афганистана теоретически должна была быть связана с обеспечением позиций поддерживаемого ими ранее правительства. Примерно так, как это было в случае с выводом советских войск в 1989 году или уходом самих американцев из Южного Вьетнама в 1973 году.

Это было необходимо как минимум для сохранения лица великой державы, чтобы уход не выглядел как поражение.

Поэтому и нужны в таких случаях пару лет, когда лояльный режим существует вроде бы сам по себе при помощи советников и сохранении финансирования.

Только потом можно сказать, что режим-то оказался слабым, не смог удержаться.

Главное, чтобы его падение не связывали напрямую с выводом войск великой державы

Сохранить лицо не получилось

Но в нашем случае Байден уже в середине августа заявил, что это афганское правительство оказалось недееспособным. Он сказал, что задача американцев в Афганистане была связана с ликвидацией террористов, нанесших удар по США в 2001 году, и что перед США не стояло задачи построить здесь государство.

Очевидно, что это попытка сделать хорошую мину при плохой игре. Какими бы прагматичными ни были соображения, которые привели США к необходимости уйти из Афганистана, все равно этот уход имел отношение к вопросам идеологии.

Но американцы не могут признать, что неудачной оказалась сама попытка осуществить государственное строительство в Афганистане на основе западноевропейской демократической модели. Это было бы против базовых принципов их идеологии. Поэтому проще было сказать, что виноваты сами афганцы, как бы нелогично это ни звучало.

Но именно этот момент и стал причиной того невероятного потрясения, с которым столкнулись широкая общественность и политические круги США и Европы на фоне нынешнего кризиса в Афганистане. Для них самым шокирующим как раз и оказалась идеологическая составляющая афганского кризиса.

Особенно потому, что поддерживаемая ими идеологическая модель рухнула и вместо нее к власти пришли сторонники довольно архаичной религиозной идеологии

То есть это даже не коммунисты, как это было в случае с Южным Вьетнамом в 1975 году или с Китаем в 1949 году. Потому что коммунистическая идеология все-таки связана с модернизацией, образованием и прогрессом, пусть даже в жесткой тоталитарной манере.

Прагматичный подход

В данном случае к власти пришли люди, которые для европейского мышления выглядят как носители средневековых традиций. «Талибан» для среднестатистического американца или европейца это нечто непонятное, но связанное с темными временами.

Это не Турция с ее модернистским исламом. Это не Пакистан с его английским правом и английской системой образования. Это не Саудовская Аравия и тем более не Эмираты, Катар, Кувейт с их салафизмом, который при этом стремится к модернизации.

Поэтому сдача позиций в Афганистане и вызвала такое потрясение в США и Европе. В определенной степени это даже привело к удару по идеологической матрице западноевропейской демократии, которая со времен Фрэнсиса Фукуямы и его статьи «Конец истории» рассматривалась как единственно верное учение.

Политические круги США всего этого не учли. Может быть это произошло как раз потому, что архитектором всего процесса у них был Залмай Халилзад, политик сугубо восточный и весьма прагматичный. Перед ним стояла задача, и он ее решил. Вернее, он был частью системы, которая придерживалась прагматичного подхода.

Что осталось за кадром

В связи с тем, что в последнее время появляется все больше информации о переговорах, происходивших на самых разных уровнях перед уходом США, можно предположить, что все произошедшее стало результатом именно этого. Отчасти об этом известно, например, о визитах представителей «Талибана» в Иран, Китай, Россию. Но многое наверняка осталось за кадром.

Потому что мы не можем знать, кто и каким образом убедил, к примеру, Тегеран не поддерживать хазарейцев и не препятствовать приходу «Талибана» к власти. Какие аргументы были предъявлены в Москве и Пекине? Почему они не увидели проблемы в победе талибов? Почему в Ташкенте были так спокойны, когда за пару дней капитулировали провинции с преимущественно узбекским населением?

По сути, единственной страной, которая этим летом сильно нервничала по поводу успехов талибов на Севере Афганистана, был только Таджикистан. В Душанбе проводили невероятно масштабные маневры, обращались в ОДКБ, в общем, били в набат.

Но это и понятно, они не могли быть в курсе происходящего на уровне Ирана, Китая, России, Пакистана и т. д. Но таджикское руководство не могло не видеть, что таджики на Севере Афганистана стремительно теряют свои позиции, и это его явно беспокоило.

Америка уже не та?

Вот и получается, что кому это было положено, все явно были в курсе происходящего. Даже если их не совсем устраивало возможное развитие событий, в принципе они были не против обсуждаемого варианта.

Тем более, что в конечном итоге все выглядело как практически сокрушительное поражение США в одном из стратегически важных регионов

Естественно, что для Ирана, Китая и России такой вариант выглядел довольно привлекательным с учетом их сложных отношений с американцами.

Уход США означал, что этим странам больше не надо беспокоиться относительно их присутствия в этом регионе. Кроме того, если американцы уходят из Афганистана и если это является признаком их отказа от прежней политики, то для Китая, Ирана и России это может означать, что и на других направлениях США также могут пойти на соглашения с ними.

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

07.09.2021 13:30

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945
6 млн 118 тысяч

человек численность населения Туркменистана

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Октябрь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31