90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

В каких политических реформах нуждается сегодня Казахстан?

27.01.2022 21:00

Политика


Страна вновь оказалась на пороге крупных политических реформ - президент озвучит их в сентябре в рамках своего очередного Послании народу Казахстана. Причем, как пообещал Касым-Жомарт Токаев, теперь они будут подготовлены на основе широкого и конструктивного диалога с гражданским обществом и экспертами. Мы тоже решили присоединиться к этой важной дискуссии, предоставив на страницах нашего издания площадку для обмена мнениями авторитетным экспертам.

Максим Крамаренко, руководитель Информационно-аналитического центра «Институт евразийской политики»:

«Стоит изменить подходы в национальном строительстве»

- Отсутствие оперативной и адекватной реакции на запросы казахстанского общества к власти стало основным триггером – фактором, спровоцировавшим «алматинскую трагедию» в начале января. По сути, политическая система Казахстана не восприняла требования общества, вызванные повышением цен на газ и другими социальными проблемами, и в итоге зашла в управленческий тупик. Как следствие, в стране возникла кризисная ситуация – почти по В.И.Ленину, когда «верхи не могут, а низы не хотят….». Только в нашем случае получилось, что верхи, они же власть, просто не услышали или не придали значения проблемам низов, то есть народа, чем не преминула воспользоваться третья сила, попытавшаяся совершить государственный переворот.

Скорее всего, президент Токаев предвидел угрозу развития ситуации в таком ключе, а потому и предложил в свое время концепцию «слышащего государства». Но эта концепция «не села» на существующую в нашей республике политическую систему. Видимо, поэтому в своем выступлении 11 января т.г. в парламенте глава государства, говоря об уроках «трагического января», заявил о необходимости нового формата общественного договора и продолжения процесса политической модернизации страны. Как известно, формой выражения этого общественного договора является Конституция, в связи с чем можно предположить, что в ближайшее время должно произойти реформирование Основного закона Казахстана с целью, прежде всего, улучшить обратную связь от общества к государственной власти.

В нашей стране основным коммуникационным органом власти является парламент – это слово можно так и перевести с французского как «коммуникатор», ну или просторечно – «говорильня». Наличие такого представительного и законодательного органа является признаком демократии и четкого разделения ветвей власти. По идее, одна из основных функций парламента (впрочем, как и областных, городских, районных маслихатов) - представительство интересов всех социальных групп, существующих в нашей стране. Но так ли это на самом деле?!

При сложившейся в РК системе формирования этих органов представительной власти депутатами всех уровней у нас могут быть только члены той или иной политической партии, которым мы делегируем право представлять наши интересы, от нашего имени принимать законы, формировать и контролировать правительство, участвовать в выработке стратегии развития внутренней и внешней политики. Да, верхняя палата парламента (сенат) формируется несколько иначе – депутатов туда избирают выборщики, то есть депутаты маслихатов всех уровней, что по факту получается избранием их доминирующей в стране партией. Но если голосующий – человек беспартийный, и он не разделяет политические платформы существующих у нас партий? Выходит, согласно Конституции, он ограничен в возможности осуществлять свое право на участие в управлении страной, так как должен либо отдать свой голос одной из партий, либо, благодаря недавно возвращенной графе «против всех», может использовать свое избирательное право вхолостую. Ну, или третий вариант – создать собственную партию, что совсем непросто сделать, начиная с того, что для ее функционирования будут постоянно требоваться финансовые средства.

Насколько такая парламентская система обеспечивает репрезентацию людей? Ведь если посчитать количество беспартийных в стране, то выяснится, что они составляют значительную часть населения. Образно говоря, партия «беспартийных» является, наверное, самой многочисленной. Но право таких граждан на управление государством оказывается усеченным из-за существующей в Казахстане пропорциональной избирательной системы на всех уровнях представительной власти. Вот здесь и обнаруживается одна из проблем «слышащего государства», решить которую можно, модернизировав порядок формирования маслихатов, мажилиса и сената.

Например, мне очень импонирует парламентская система Австралии, где сенат формируется по пропорциональной системе, а нижняя палата – по смешанной: мажоритарно и рейтингово. Да, она немного сложна из-за того, что это государство имеет федеративное устройство, и для ряда административных единиц имеются «отклонения» от общих правил. Но мы - государство унитарное, и тем легче будет взять на вооружение основой принцип: сенат формируется по пропорциональному принципу, а мажилис и маслихаты – по мажоритарному, что позволит расширить представительство интересов различных социальных групп. При этом можно разграничить функции палат парламента, отдав вопросы формирования правительства и, допустим, определения внешней политики исключительно сенату, предоставив там ВОЗМОЖНОСТЬ политическим партиям вести борьбу за власть. А за нижней палатой закрепить полномочия, связанные с контролем за деятельностью правительства.

Изменения избирательного законодательства, которые вносились, начиная с 2007 года, привели в итоге к тотальной победе пропорциональной системы формирования представительных органов власти, при этом фактически исключив возможность участия в них представителей национальных меньшинств. Существующий сейчас механизм избрания девяти депутатов от АНК является декоративным – ведь они избираются, по сути, выборщиками, назначенными акиматами областей, а не путем народного голосования.

Еще одним важным инструментом «слышащего государства» может стать государственный либо государственно-общественный орган, который мог бы осуществлять экспертизу принимаемых законодательных и подзаконных актов на уровне государства и отдельной административной единицы, а также общественный контроль за деятельностью органов исполнительной власти всех уровней. Наиболее вероятный путь к созданию такого органа с его разветвлениями в административно-территориальных образованиях страны – это повышение статуса Гражданского альянса РК, объединяющего активные НПО нашей республики. Возможно, имеет смысл осуществить его слияние с АНК, чтобы в данных структурах присутствовали и этнокультурные объединения, а также партии, не ставшие парламентскими. Именно через участие в деятельности Гражданского альянса наши граждане и их объединения получали бы установленную соответствующим законом возможность проводить общественную инспекцию органов власти и иных субъектов, осуществляющих отдельные публичные полномочия и являющихся естественными монополиями.

Если говорить в целом о политической модернизации, которую предлагает продолжить Касым-Жомарт Токаев, то необходимо обратить внимание на интересные мысли, высказанные недавно Айдосом Сарымом, депутатом мажилиса. Рассуждая о том, каким хотела бы видеть Казахстан соседняя Россия, он проводит аналогию с США и их двусторонними отношениями с тоже соседними Мексикой и Канадой. Намекая на то, что для РФ выгоднее был бы такой же уровень взаимодействия с Казахстаном, как у США с Канадой. Мне тоже нравится образ Канады, но в ключе проводимой там языковой политики, которая направлена на реализацию важной функции государства – народосбережение.

При этом не стоит полностью копировать канадский опыт и пересматривать существующее у нас территориальное деление. Бесспорно, что наиболее стабильным государственным устройством является унитарное. Но, возможно, стоит по аналогии с Канадой изменить подходы в нашем национальном строительстве, признав двуязычие политической нации. При этом укрепив положение русского языка, например, придав ему статус регионального в тех областях, где русскоязычное население (включающее в себя как собственно русских, так и другие группы людей, использующих в качестве основного средства коммуникации русский язык) составляет 10 и более процентов всех жителей данной территории.

Многие могут возразить: мол, русский язык и так имеет «крепкий» статус официального языка. Но этот статус законодательно дает право на его использование наравне с государственным только при взаимодействии человека с государственными органами и учреждениями. Да и нет в нашем законодательстве нормы, конкретно закрепляющей за русским языком статус официального. В Конституции указано, что он употребляется «официально наравне с государственным». Но ни в этом документе, ни в других законодательных актах нет нормы, утверждающей, что он «официальный язык Казахстана», то есть что он является, наравне с государственным, основным языком судопроизводства, делопроизводства и нормотворчества (языком национального законодательства).

Недавно внесенные в законодательство поправки, которые регулируют оформление визуальной информации, сделали использование русского языка необязательным в частных, негосударственных отношениях Статус же регионального языка мог бы установить иные правовые положения, как раз обеспечивающие его обязательное использование в определенных регионах страны. К примеру, на уровне областей.

Данил Бектурганов, руководитель общественного фонда «Гражданская экспертиза»:

«Нужно с корнем вырвать уродливую правоприменительную практику»

- Прежде чем говорить о какой-то конкретике, законах и программах, нужно зафиксировать существующее ныне положение. Кто-то из великих сказал, что закон появляется там, где нет любви. В этом плане приходится согласиться: между гражданским обществом и властью в Казахстане нет и никогда не было любви. И сейчас это выражается в задержаниях гражданских активистов и журналистов – их чуть ли не приравнивают к мародерам. И я нисколько не удивлюсь, если гражданских активистов в итоге и назовут основными виновниками произошедших столкновений.

О каком продуктивном сотрудничестве с властями, тем более на тему политических реформ, может сегодня идти речь? А значит, самое первое, с чего вообще может начаться какая-то работа, - так это с разбирательства, честного, прозрачного и ответственного, относительно причин, динамики и последствий случившегося. Имя и статус гражданских активистов должны быть очищены от обвинений, все арестованные активисты и журналисты должны быть безусловно реабилитированы, а сотрудники правоохранительных органов, замеченные в пытках и издевательствах, - понести ответственность согласно закону. И, конечно, об этом нужно сообщать в СМИ, причем не только в независимых, но и в государственных.

Почему я считаю это важным? Не секрет, что в течение долгого времени государственные СМИ не обращали внимания на события, которые происходили в гражданском обществе. Это выходило за рамки их редакционной политики – примерно такие объяснения многие общественники, в том числе и я, получали, когда приглашали сотрудников этих СМИ на какие-либо мероприятия. Согласен: возможно, данная тема несколько выходит за рамки сегодняшнего обсуждения, но все-таки мне представляется важным то обстоятельство, что власти совершенно не понимали и не имели объективной информации о том, что на самом деле происходило в гражданском обществе все эти годы. По сути, государственные СМИ создавали для них уютный кокон всеобщего «одобрямса», и многолетнее замалчивание проблем оказалось гибельным, «нарыв» прорвался неожиданно и обернулся многочисленными жертвами. Это тоже очень поучительный урок.

Что касается политических реформ, то я уже неоднократно высказывал свое мнение: нам, по сути, не очень-то и нужно много новых законов – давайте попробуем хоть какое-то время пожить по тем, которые уже есть. А что нужно вырвать с корнем, так это уродливую правоприменительную практику, когда каждый чиновник трактует закон не с точки зрения его буквы и духа, а с точки зрения своего удобства и выгоды. Однако есть и законы, которые нуждаются в пересмотре. В первую очередь это законы о выборах, СМИ, политических партиях, мирных собраниях.

И начинать здесь нужно с основополагающих принципов, которые закреплены в Конституции и международных пактах, ратифицированных РК. Они заключаются в следующем. Граждане имеют право избирать и быть избранными, то есть формировать органы государственной власти. Граждане имеют право получать и распространять информацию. Граждане имеют право свободно собираться и высказывать свое мнение и видение ситуации. Граждане имеют право объединяться в политические партии и формировать собственную политическую повестку. Государство же должно разрабатывать законы, концептуально направленные на свободную реализацию этих прав граждан, и следовать им.

А что мы видим сейчас? Соответствующие законы в их нынешнем виде на самом деле несут преимущественно функции контроля. Иначе говоря, направлены не на то, чтобы помочь гражданам реализовать их политические права, а, напротив, имеют целью максимально усложнить это, сделать так, чтобы они не смогли или, что еще лучше для властей, не захотели их реализовывать.

С этого концепта и нужно, на мой взгляд, начинать. Ведь на самом деле для реализации, например, права граждан избирать, быть избранными и формировать органы представительной власти не столь важно на нынешнем этапе, какую форму это принимает – президентскую, парламентскую или смешанную. Опять-таки, при наличии либерального закона о политических партиях, который позволял бы гражданам свободно и без надуманных ограничений создавать политические партии, даже неважно, какой будет избирательная система – мажоритарной, пропорциональной, смешанной... Есть множество вариантов, не нужно изобретать велосипедов. И, к слову, нельзя совсем отказываться и от функции государственного контроля – просто она должна стать одной из последних, а не первой, как это имеет место сейчас. Тогда как функция общественного контроля, наоборот, должна стать одной из основных.

В процессе политического реформирования первоочередной задачей, на мой взгляд, должно стать создание и согласование правовых концепций, которые объясняли бы понятным языком цели законов и не позволяли допускать множественных их (целей) толкований. Эту работу нужно вести и госорганам, и гражданскому обществу, а утверждение таких концепций необходимо осуществлять на принципах широкого гражданского консенсуса. И только после этого приступать к собственно нормотворчеству.

И еще, на мой взгляд, пора прекратить порочную практику бесконечного внесения изменений и дополнений в основные законы. Посмотрите, например, на закон о выборах – с 1995 года в него было внесено такое количество поправок, что сегодня его невозможно понять, если, конечно, не работать с ним в течение многих лет. Я часто на тренингах называю его «кирпичным», поскольку он состоит из разных слабо связанных между собой кирпичиков, а не является монолитной платформой для реализации избирательных прав. Давно пора писать новый закон, пусть это и небыстрое дело, и, только приняв его, проводить столь нужные выборы.

Мы пережили одну из самых мрачных страниц в нашей истории. И будет безответственно, даже преступно перевернуть ее, не сделав должных выводов. И осуществление таких политических реформ, которые не на словах, а на деле сделают Казахстан демократической страной, жизнь в которой базируется на верховенстве закона, должны показать, что мы с честью вышли из тяжелой ситуации.

Уразгали Сельтеев, директор Института евразийской интеграции:

«Альтернативы кардинальным общественно-политическим изменениям нет»

- Первое, что нужно сделать, - раскупорить, открыть все каналы и впустить в общественно-политическое пространство реальных, а не формальных, лидеров общественного мнения, авторитетных людей, общественных деятелей, которые будут выражать и отстаивать интересы и запросы максимального числа социальных групп.

Нынешние маслихаты и общественные советы по форме, функциям и даже законодательно вроде бы правильные, однако содержательно они не работают. Почему? Да потому что, как оказалось, там практически нет представителей народа – сплошь лояльные люди из местной элиты. В этом их главная проблема. Редкий аким не стремится к легким и комфортным условиям работы, все норовят окружить себя удобными людьми и оградиться от критикующих, но здравомыслящих людей. Акимам проще навешать на них ярлыки крикунов.

Необходимо полностью распустить эти структуры и собрать по-новому. Допустим, в общественных советах не должно быть депутатов маслихатов, руководителей или сотрудников подведомственных акиматам организаций, главных редакторов СМИ, аффилированных с местными органами власти, и т.д. Их должны заменить активные жители, пусть даже оппозиционно настроенные, но знающие и готовые поднимать реальные проблемы.

При этом важно, чтобы маслихаты и общественные советы не дублировали друг друга. Первые должны рассматривать бюджет и по-настоящему контролировать работу местной исполнительной власти, следить за учетом интересов своего электората, продвигать их и в случае перекосов блокировать те или иные решения акимов. А вторые, будучи консультативными органами, поднимать актуальные вопросы, организовывать по ним дискуссии, пусть даже самые острые, готовить рекомендации акимам, которые часто физически не успевают за всем уследить.

Кто как не центральная власть должна быть заинтересована в создании таких площадок, через которые можно увидеть, что на самом деле происходит на местах? В этом и заключается суть «слышащего государства»: у людей появятся действенные каналы связи, посредством которых они смогут не просто доносить свои проблемы, но и добиваться их решения. Причем последние должны системно встраиваться в проводимую властями политику, а не быть просто показательными (мол, государство услышало народ и тут же удовлетворило его запросы). Пора признать, что именно отсутствие таких каналов во многом и становится причиной всех митингов, протестов, а теперь уже и социальных взрывов.

Кроме того, нужно переформатировать работу неправительственных организаций, создать там нормальную конкурентную среду, что позволит разбудить здоровую гражданскую активность, которой нам так не хватает. Как мы уже убедились, жестким контролем, закручиванием гаек власть не только ничего не добилась, но и получила обратный эффект. Среди людей, которые участвовали в январских событиях, элементарно не нашлось тех, с кем она могла бы конструктивно разговаривать. Лидеры возникали стихийно...

Не нужно бояться создания новых НПО, особенно молодежных, и политических партий, поскольку это и есть те силы, которые будут возглавлять протестные движения и выдвигать конкретные требования, причем делать это в правовых рамках, а не варварскими методами. Только так мы можем привить людям гражданскую политическую культуру, научить их вести себя цивилизованно в общественно-политическом поле, не поддаваться на провокации экстремистов, террористов и других радикальных групп.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://qmonitor.kz/politics/3422

Показать все новости с: Касым-Жомартом Токаевым

27.01.2022 21:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Эрлан Бекешович Абдылдаев

Абдылдаев Эрлан Бекешович

Министр иностранных дел Кыргызской Республики

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

350

человек обратилось в травмпункт Бишкека с начала января

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Июль 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31