90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

КАК СОХРАНЯЮТ ПАМЯТЬ О ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ В КАЗАХСТАНЕ – ИНТЕРВЬЮ С ИСТОРИКОМ

КАК СОХРАНЯЮТ ПАМЯТЬ О ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ В КАЗАХСТАНЕ – ИНТЕРВЬЮ С ИСТОРИКОМ

5 мая стало известно, что в «южной столице #Казахстан'а», в городе Алматы все же состоится шествие «Бессмертного полка» в офлайн-формате. Несмотря на то, что акцию в этом году переименовали в «Батырларға тағзым» – «Поклонимся героям», суть шествия остается прежней, алматинцы пройдут по улицам города с фотографиями своих родных, принимавших участие в Великой Отечественной войне. Накануне дня Великой Победы Ia-centr.ru поговорил с известным казахстанским историком, автором множества книг о подвиге советских воинов в годы Великой Отечественной войны, в числе которых и «1941. Брестская крепость. Казахстан», «Панфиловцы. 60 дней подвига, ставших легендой», Лайлой АХМЕТОВОЙ. С Лайлой Сейсембековной мы обсудили вопросы сохранения исторической памяти в Казахстане, и как эта проблема видится со стороны ученого-историка. 

– В столице Казахстана в этом году не будет военного парада, праздничного фейерверка, а акцию «Бессмертный полк» перенесли в онлайн-формат. Акция «Бессмертного полка» в офлайн-формате в Алматы тоже была какое-то время под вопросом. Как в итоге общественникам удалось добиться проведения шествия?

– 27 апреля на сайте egov.press запустили петицию с требованием по проведению в городе шествия «Бессмертный полк». Нужно было набрать всего 10 тыс. голосов, а уже на следующий день после появления петиции было около 12 тысяч проголосовавших «за» и 800 человек «против». В итоге на брифинге в региональной службе коммуникаций Алматы было объявлено, что акция «Батырларға тағзым» – «Поклонимся героям» состоится, горожане пройдут шествием от Парка культуры и отдыха до Вечного огня у монумента в Парке 28 гвардейцев-панфиловцев.

– А почему вообще пришлось делать петицию, звучали голоса тех, кто «против» акции 9 мая?

– Если анализировать реакцию в Интернете на шествие 9 мая, то получится совершенно другая картина, не та, которая отразилась в официальном голосовании на egov.press. В социальных сетях большинство как будто «против» петиции. Однако, когда нужно проголосовать в системе, а голоса привязаны к реальным людям, то получается другой результат.

«Бессмертный полк» впервые прошел в Казахстане в 2015 году. По тем временам нужно было просить на него разрешение. Разные ассоциации, общества «афганцев» в первую очередь и общественные деятели подавали заявку на его проведение. Количество людей на шествиях год от года неуклонно росло. В самом начале было около 5 тысяч человек, а к 2019 году – более 130 тысяч.

Сейчас недруги призывают не проводить эту акцию, делая ссылку на то, что «Бессмертный полк» – это российская инициатива. При этом нашу историю, историю казахского народа, историю наших победителей из КазССР в войне советского народа против фашизма почему-то предлагается забыть.

В 2019 году была ситуация, когда кто-то начал продвигать лозунг: «Давайте вынесем 9 мая портреты батыров». Призывали в праздник Великой Победы почему-то говорить обо всей истории Казахстана, а не только о Великой Отечественной войне. На что алматинское сообщество «афганцев» ответило довольно жестко: «Мы готовы защищать шествие «Бессмертного полка», если придется, физически». Потому в 2019 году участвовало много людей, но было меньше детей, чем обычно. Власти боялись, что будут провокации по отношению к мирному шествию. Однако «афганцы» хорошо сработали, встали в оцепление по улице, где проходило мероприятие, безопасность участников «Бессмертного полка» тогда обеспечивалось и армией, МЧС и т.д.

Во время акций обычно возле алматинского Парка имени 28 гвардейцев-панфиловцев стоит полиция, но внутрь им заходить не разрешено. Полицейские помогают престарелым людям сесть в такси, доводят до нужного места около парка. Внутри самого парка дежурят волонтеры. 9 мая все люди города обязательно стараются туда попасть, это заведено с первых дней независимости Казахстана. В 10 часов в любую погоду проходит возложение цветов руководством. Сначала возлагают цветы ветераны, а потом молодежь. Естественно, аким города всегда возлагает корзину цветов и присутствует на этом мероприятии.

Меня очень порадовало, что недавно, впервые за много лет, аким Алматы принял участие в торжественном пленуме Алматинского городского совета ветеранов в преддверии празднования 77-летия со Дня Великой Победы и 35-летия ветеранского движения. Раньше алматинские акимы, конечно, делали, что им говорили: посещали ветеранов, организовывали выплаты. В этот раз видна и приятна инициативность главы города.

Сейчас в Казахстане всего около 370 ветеранов. Поэтому в обязанности акима района и города входит посещение каждого ветерана. Также проходят встречи и концерты по районам. Но это уже делается по линии городского совета ветеранов. Так защищается историческое наследие нашего народа и нашего прошлого на практике.

– Алматинцы – наверное, самые активные в общественном плане казахстанцы, а на республиканском уровне 9 мая также отмечается?

– Да, обычно схожим образом. Ежегодная традиция обязательного возложения цветов была введена еще первым президентом РК Нурсултаном Назарбаевым. Однако именно Алматы стал первым проводить масштабную акцию «Бессмертного полка». Впоследствии подтянулись и другие города страны.

Именно поэтому, когда мы празднуем 30-летие ветеранского движения в Республике Казахстан, мы добавляем: «Казахстана и Алматы». Потому что движение было создано именно у нас в городе. В Алматы очень активные и дружные ветеранские организации.

– Сегодня в социальных сетях, даже в официальных СМИ Казахстана информационное освещение получили призывы: «Не наша война», «Пора прекращать победобесие». Казахстанские историки всегда выступают с позиции против переписывания истории, почему в обществе такие антиисторические, по сути, тезисы вообще могут тиражироваться?

– Я сама часто задумываюсь над этим вопросом, так как эти настроения пытаются распространять в информационном поле не первый год. Но с каждым годом тема «непричастности казахов к войне» приобретает все более широкое освещение. Также постепенно увеличивается количество людей, имеющих подобную точку зрения. С чем это связано?

Я как ученый пришла к выводу, что в Казахстан за 30 лет независимости прибыло много кандасов (оралманов – казахов-репатриантов, переселяющихся в Казахстан из соседних стран). У определенной части людей на территории их государств, где они раньше проживали, не было военных действий, поэтому они не считают, что это их война. Также у определенной части казахстанцев предки не воевали. Когда я 10 лет назад это высказала подобный тезис, наши ученые, историки и журналисты очень удивились.

Это не стоит оценивать с негативной точки зрения, многие предки современных казахстанцев были участниками трудового фронта, но не принимали участия в боевых действиях. По статистике, из Казахской ССР более 1,5 миллиона человек ушло на войну и столько же прибыло спецпереселенцев и репрессированных на нашу территорию – а они не воевали.

В России тоже есть такой пласт людей, но их крайне мало. У нас же доля не соотносящих себя с историей Великой Отечественной войны может доходить до трети взрослого населения. Приходится говорить о нескольких миллионах людей, которые не знают, о какой «политике памяти» мы говорим.

Вот этим людям, видимо, не нравится постоянное обращение к войне. Однако я считаю, что Великая Отечественная война – это главная скрепа XX века, которая будет еще долго удерживать всех тех, кто хранит память о своих предках и их подвиге, в одной связке.

Второй аспект заключается в том, что после развала СССР уровень образования просел на всей территории бывшего Союза. Мы взяли курс на капитализм: чем малообразованнее человек, тем лучше для капиталиста. Потому что действует принцип «разделяй и властвуй». Так что казахстанское образование оставляет желать лучшего.

Начиная с 1990-х гг. в людей долго закладывали мысль, что СССР – это плохо. Это также делается через манипуляции с цифрами. Например, про голод 1930-х гг. я написала статью о количестве погибших людей. Потом другие люди, прочитав, добавили еще один нолик в конце, и так несколько раз. А потом это количество погибших на территории Казахстана в статьях некоторых «исследователей» доходит до 10 млн, когда здесь тогда проживало не больше 2 млн человек. Это и есть малообразованность.

Сейчас высшее образование перестало быть приоритетом. Я не знаю, хорошо это или плохо. Раньше в каждой казахской и казахстанской семье родители делали все возможное, чтобы дать ребенку высшее образование – с конца 1960-х годов и до развала СССР. Даже семья, жившая в ауле с десятью детьми, старалась по максимуму дать высшее образование, и все дети могли получить высшее образование. Бедность – проблема, но я все время привожу Ломоносова в пример: «В лаптях пришел и стал президентом академии наук». У нас тоже такие случаи были.

Последний фактор, который я отмечу, это информационные технологии и в целом Интернет. Я сама стараюсь не отвечать на негатив и провокации в социальных сетях по поводу советской истории и памяти воинов Великой Отечественной войны. Лучше вместо этого напишу новую книгу. Карантинное время дало мне шанс на переосмысление жизни. Тогда я старалась желать всем людям здоровья, а после январского кризиса в Казахстане прибавляю – чтобы все мы были живы и здоровы.

С 2015 года я долгое время не участвовала в крупных проектах. Поняла, что есть объективный фактор возраста, а мне надо написать еще три-четыре десятка книг, которые будут интересны определенному кругу людей. Поэтому хочу продолжить работать над книгами и оставить свое слово в истории. Сегодня именно те, кто не разбираются в истории, всё пытаются сравнить с сегодняшним днем, часто манипулируя цифрами. У нас почему-то не могут принять и понять историю такой, какой она была в советское время.

Конечно, современным людям трудно понять, что значит дух советского солдата в годы Великой Отечественной войны. За Родину и за Сталина умирали не из-за корысти, а потому что искренне верили.

Для этого нужен труд историков – изучать, объяснять исторические реалии, доводить до людей историческую правду.

– Как сейчас сохраняется историческая память в Казахстане? На уровне государства, общества и на уровне человека. Как Вы как профессиональный ученый-историк это видите?

– За 30 лет в стране выросло общество прагматиков. Для них самое важное – материальное состояние. Но, с другой стороны, я понимаю ценности молодежи: кормить семью, иметь квартиру, достойно жить. Это в целом обязанность государства – обеспечить, чтобы все люди жили хотя бы на уровне среднего класса.

После развала СССР все отстраивалось от «неправильной советской истории», а затем можно было начать обучать новое поколение, что у нас все сейчас стало намного лучше на постсоветском пространстве, чем тогда, в СССР. В этом процессе не было никакой объективности, а только манипуляции на почве того, чья страна или история старше. Вот это и есть уровень неразвитости.

В 1990-е наступил период, когда я осталась в профессиональной сфере в какой-то мере одна. В книге Брестская крепость есть моя цитата: «Меня порой спрашивают: кому это нужно? Стандартно отвечаю – это нужно мне. Однако никогда не покидает уверенность, что таких, как я, очень много. Это наш ответ на позывной из июньских дней и ночей 1941 г.: Я – Крепость! Я – Крепость! Веду бой!».

Я поняла тогда, что нужно пользоваться современными возможностями: свободным доступом к книгам, Интернету. Поэтому я начала заниматься XX-м веком, написала кандидатскую по военно-патриотической теме в 1970-е годы, а 90-е годы – докторскую. 7 лет мне не давали защищаться, потому что в стране советского патриотизма уже не было, а казахский еще не выработали. В итоге смогла защититься и продолжила заниматься этой темой.

Недавно я выступала с докладом на тему «Историческая память на Евразийском пространстве». Изначально собиралась сделать обзор, как память сохраняют в каждом из государств обширного региона, но поняла, что это неправильно, кого-то со стороны ругать или хвалить. Тогда решила рассказать о том, что мне как ученому на практике удалось сделать для сохранения исторической памяти.

С 2011 по 2017 гг. я провела восемь республиканских и один городской конкурс школьных сочинений на патриотическую тематику. Отправляла всем акимам Казахстана письма с приглашением детей со всех городов, сел и деревень к участию. До 2010 года мы делали конкурс в письменном виде, школьники присылали мне свои тетрадки. А с 2011 года перешли на электронный формат. На первый конкурс мне прислали около 150 сочинений, а в последнем участвовало более 2000 сочинений. Почти все, кроме плагиатных работ, я выставляла на сайт.

– А сейчас такие конкурсы кто-то проводит?

– Нет, скорее всего, потому что, видимо, это нужно только энтузиастам. Тогда на публикацию работ кстати акиматы Астаны и Алматы выделили деньги, и я выпустила четыре сборника сочинений. Тираж – 1000 экземпляров. Этими трудами можно гордиться, как и качеством написанных сочинений – в то время, точно могу сказать, исходя из содержания полученных текстов, школа и учителя старались работать.

Думаю, раз в несколько лет нужно проводить такие конкурсы и показывать срез – что думают дети на патриотическую тему, как они знают историю и в каком ракурсе. Если сейчас провести подобный конкурс, то школьники уже будут вместо фактов писать про какие-то мифы. Потому что за последние 5 лет произошла немыслимая мифологизация истории. И еще, все обязательно нужно выставлять на сайты, потому что были случаи, когда конкурсы проводятся из одного – двух десятков работ, а в отчете потом пишут якобы о множестве работ и обо всем Казахстане.

Что касается моего конкретно сегодняшнего вклада как ученого в сохранение памяти, на данный момент у меня в разработке две брошюры. Первая – найденные мною материалы по Маткали Даурембаеву, сержанту – защитнику Брестской крепости. Коммунист, хорошо владел казахским и русским языками и печатался в армейской газете. Поскольку большинство газет тогдашних лет не сохранились, мне пришлось собирать отдельные экземпляры у разных людей по этой теме. Это будет учебное пособие по военной журналистике, которое может быть актуально везде. Я просто хотела бы показать, о чем писал военкор, сержант в Брестской крепости в 1940-41 гг.

Вторая брошюра – про Алматы 1960-70-х годов. Они обе на 80% готовы, но пока нет времени закончить. Работа с ветеранами сегодня важнее.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Нурсултаном Назарбаевым

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Данияр Ильич Нарымбаев

Нарымбаев Данияр Ильич

Руководитель Аппарата президента Кыргызской Республики

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
69 лет 6 месяцев

средняя продолжительность жизни в Кыргызстане

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Декабрь 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31