90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Бактериологическая безопасность Казахстана: реальные проблемы или мифические угрозы?

Бактериологическая безопасность Казахстана: реальные проблемы или мифические угрозы?

В марте этого года медиа ресурсы нескольких государств постсоветского пространства (и Казахстан, безусловно не был исключением) распространили новость о том, что США якобы намерены провести комплекс мероприятий по ремонту и модернизации биолабораторий, расположенных в Казахстане, Армении, Азербайджане, Узбекистане и Грузии.

Инициатором этого интригующего действа вроде как выступает Агентство по сокращению военной угрозы Минобороны США (Defense Threat Reduction Agency – DTRA), а целью программы является «защита США, их вооруженных сил и союзников от биологических угроз за счет расширения возможностей государств-партнеров и международного сообщества по профилактике и выявлению вызываемых патогенами вспышек, а также подготовке к ним».

Вполне понятно, что после появления подобной информации в каждой из упомянутых стран возникли весьма активные дискуссии на тему, что именно хотят «ремонтировать» американцы на их территориях, и насколько это соответствует национальным интересам и безопасности самих государств.

Сами американцы в эти дискуссии с комментариями или разъяснениями не вмешивались, на официальном сайте DTRA(по крайней мере, в его новостных и программных разделах) вроде бы тоже ничего на эту тему опубликовано не было. Да и явившееся первоисточником появления данной новости на просторах СНГ российское агентство RTтоже не давало никаких прямых ссылок на документы или публикации, упомянув лишь о некоем «предварительном уведомлении для заинтересованных организаций».

Пытавшиеся разобраться в вопросе казахстанские журналисты также особого успеха добиться не смогли. В частности, в ответ на разосланные запросы Национальный научный центр особо опасных инфекций им. Масгута Айкимбаева переадресовал представителей СМИ к своему непосредственному начальству – Министерству здравоохранения РК

И наконец, Комитет санитарно-эпидемиологического контроля МЗ РК дал несколько обтекаемый ответ о том, что «в настоящее время в Казахстане не рассматривается вопрос проведения ремонта биолабораторий с участием иностранных государств» (таким образом, гипотетическая возможность рассмотрения этого вопроса в перспективе все равно оставалась «за кадром»).

В итоге разволновавшуюся общественность попытался успокоить директор Института этнополитических исследований Талгат Калиев, высказавший осторожное мнение о том, что даже если данная информация является достоверной, то особых причин для паники все равно нет:

«Если мы говорим о ремонте биолабораторий, безусловно, Казахстан в первую очередь будет заботиться о своей безопасности. Если эти лаборатории действительно нуждаются в ремонте и могут представлять угрозу, мы должны использовать любую возможность, чтобы эти угрозы минимизировать. Это действительно комплекс очень серьезных работ, где нам необходимая передовая научно-технологическая поддержка…», – отметил политолог, добавив, что любые подобные работы на территории Казахстана обязательно будут осуществляться под контролем наших властей…

Какой-либо определенности в происходящее в это, впрочем, также не добавило. Что, в принципе, совсем не удивительно – ведь ореол таинственности и всеобщей недосказанности витает над подобными биопроектами буквально с самого первого дня их возникновения…

Непонятно – значит, страшно.

Увлекательная, а периодически и весьма скандальная интрига с биологическими лабораториями, работающими на территории Казахстана при зарубежном участии и в теории способными представлять из себя некую угрозу, витает в информационном пространстве достаточно давно, а точнее – с осени 2014 года, с момента официального обнародования сведений о грядущем создании в Алматы при Национальном научном центре особо опасных инфекций (ННЦООИ) дополнительной структуры – Центральной референс-лаборатории и хранилища инфекционных патогенов (открытие изначально намечалось на 2015 год, но впоследствии было перенесено еще на год).

«Центральная референс-лаборатория сооружается на базе бывшего Противочумного НИИ с 2010 года при финансировании Минобороны США. Ввод в эксплуатацию намечен на 2015 год. Стоимость комплекса в Алматы – 108 млн. долларов. В лаборатории будет расположена станция раннего оповещения о вспышках заболеваний в Центральной Азии, на ее возведение США выделили 5,6 млн. долларов США» – говорилось в публикуемых сообщениях того периода времени.

Некоторые информационные агентства РК, даже провели свои небольшие социологические опросы, согласно которым, более 90% респондентов высказалось по поводу грядущих новаций крайне отрицательно.

Особенно взбудоражило общество хранилище патогенов. В интернет-пространстве того периода различными комментаторами с удовольствием смаковались сценарии «фильмов-катастроф» – с утечкой и расползанием по южной столице всяких губительных бактерий.

(Справедливости ради стоит упомянуть, что такое хранилище, носящее безобидное название «Республиканская коллекция микроорганизмов» и «Музей живых культур», существовало на территории института и раньше, еще с 1949 года, с реорганизации Алма-Атинской противочумной станции в профильный НИИ, но этот факт как-то терялся в общем потоке «страшилок», усиленных упоминанием о каких-то «новых, неизвестных для Казахстана патогенах», а уполномоченные органы, которые при желании могли бы кратко и доходчиво разъяснить суть, почему-то хранили упорное молчание, что лишь подогревало мрачноватый настрой некоторых интернет пользователей).

Вторым раздражающим фактором стало активное участие в создании этой лаборатории американских специалистов и почти полное финансирование проекта со стороны государственных и в том числе оборонных структур США.

И опять достаточно долгое время никаких комментариев со стороны тех представителей казахстанской стороны, которые могли бы пролить свет на происходящее, не было.

(Кстати, процесс строительства и монтажа оборудования шел достаточно долго с 2010 года до начала 2017 года), хотя официальное открытие лаборатории состоялось чуть раньше – в сентябре 2016 года.

«Центральная референс-лаборатория – это сугубо гражданский объект, предназначенный для реагирования на возможные биологические угрозы, своевременной диагностики малоизвестных для Казахстана инфекций, таких как: лихорадки Денге, Зика, Эбола, вирус Мерс и другие. Также будут проводиться научные работы по изучению очаговых и других инфекций, регистрирующихся на территории нашей страны» – рассказывал в ходе церемонии открытия объекта, занимавший в ту пору должность главного санитарного врача РК Жандарбек Бекшин.

«Завершение строительства этого объекта является значительной веткой в долгосрочной традиции сотрудничества между нашими двумя великими странами. Лаборатория сможет обеспечить надежноехранение опасных патогенов, также мы совершенствуем возможности Казахстана в обнаружении, диагностики и отчетности инфекционных заболеваний. Несмотря на то, что многое уже достигнуто, мы не должны останавливаться, так как впереди предстоит еще много работы. Могу сказать, что обе стороны в ходе сотрудничества продемонстрировали настоящую решимость в выполнении ряда задач…» – рассыпалась в комплиментах представитель американской стороны Элизабет Джордж.

Однако, какие именно задачи были выполнены на тот момент, а какие еще предстоит выполнить, увы, так и осталось неясным…

Зато дефицита в гипотезах – что нужно американцам на казахстанской земле в казахстанском обществе не ощущалось.

Любопытно, но в отличие от других конспирологических страшилок тема наличия в мегаполисе американцев, обладающих контролем над смертельно опасными инфекциями, в информационном потоке абсолютно не терялась (тем более, что ее все чаще подхватывали различные политики и общественные деятели разных стран – от взволнованных депутатов Государственной думы РФ до экс-замминистра обороны РК Амирбека Тогусова (ныне уже покойного), предположившего в одном из интервью, что лаборатория может быть объектом «двойного назначения» и на ее базе при желании можно тайно производить бактериологическое оружие).

Не сильно проливали свет и крайне обтекаемые ответы казахстанских ученых-инфекционистов, причастных к проекту, в частности, доктора медицинских наук, профессора Андрея Дмитровского:

«Строительствофинансирует Минобороны США? Значит ли это, что лаборатория будет выполнять военные задачи?

– Нет, конечно. Вспомните, кто был самым богатым в СССР: военное ведомство; так и в США. Тем более, что программа напрямую завязана на безопасности государства. Безопасности Казахстана, и России, и США. Звучит неправдоподобно, но только для тех, кто видит в американцах врагов: раз американское, значит — плохое, опасное, угрожающее.

– Можно ли провести грань между собственно научными и военными исследованиями?

– И да и нет. Любые разработки можно использовать в военных целях. Дело не в этом — дело в государственной политике…» – несколько туманно говорилось в одном из интервью, опубликованном в феврале 2014 года

Дополнительную нервозность вносили и сведения, поступавшие из Киргизии, где, как выяснилось, также планировалось строительство подобного объекта в 2011 году. Но из-за бурных протестов населения проект реализован не был.

«Кыргызстану тоже поступало подобное предложение. При этом, по меркам нашей страны, предложили колоссальные суммы на финансирование проекта. Кое-кто даже в нашей стране стал уже потирать руки в предвкушении личной финансовой выгоды. Но общественность возражала. Причем, очень сильно. И слава Богу. Потому что, при текущем уровне безобразий предполагаемые выгоды несопоставимы с рисками, которые нес бы в себе этот проект…» – сообщил казахстанским журналистам политолог из Кыргызстана Марс Сариев.

Нет поводов для беспокойства?

В самом же Казахстане, как ответственные чиновники профильных ведомств, так и специалисты-бактериологи отмалчивались до апреля 2018 года, когда неожиданно решили организовать настоящий пресс-тур в лабораторию, причем, заодно пригласив туда и представителей дипломатических представительств нескольких стран (очевидно, шумиха по поводу совместной деятельности казахстанско-американской биологической науки к этому времени уже перешла и на международный дипломатический уровень).

Собственно, об этом заявлялось и в преамбуле журналистских репортажей:

«Руководство центральной референтной лаборатории (ЦРЛ) в Алматы решило развенчать многочисленные мифы, которыми обросла лаборатория за время строительства и в первый год работы. На день открытых дверей пригласили дипломатический корпус и журналистов…»

Для начала подтвердив стоимость объекта в 80 миллионов долларов США, руководитель управления эпидемиологического надзора Комитета охраны общественного здоровья Роза Кажапова сообщила, что деньги выделялись абсолютно безвозмездно:

«Со стороны американцев это спонсорская помощь, обоснованная тем, что миграционные процессы могут создать хоть и отдаленную, но угрозу и для США, потому что инфекционные заболевания, характерные для Казахстана, для них абсолютно новые…»

На момент проведения «дня открытых дверей», по словам Розы Кажаповой, США продолжали частично финансировать содержание здания, а полностью на содержание Казахстана лаборатория перейдет через два года. Но опять-таки, по заверениям руководителя управления эпидемиологического надзора, работают в ЦРЛ только граждане РК.

Что же до достигнутых успехов, то к таковым были отнесены выявленные в 2017 году диагнозы «лихорадка Денге» у шести человек, прибывших в страну из-за рубежа. Также были подтверждены случаи заболевания холерой и малярией.

Дипломатов заинтересовал нюанс локации – почему для строительства столь опасного объекта был выбран именно Алматы, как известно, находящийся в зоне сейсмической активности?

Здесь, по версии руководства ЦРЛ, сыграл решающую роль исключительно фактор логистики и ничего более:

«При выборе места для строительства учитывались многие факторы. Например, в Отаре существует Институт по проблемам биологической безопасности и биологической защиты, но чтобы добраться туда нужно три-четыре часа. Другой фактор: достаточно трудно будет привлечь высококлассных специалистов из министерств в место, которое находится посреди степи и вне благ цивилизации. Еще один важный фактор – это доступность и близость аэропорта…» – озвучил версию доступности и удобности генеральный директор Национального центра биотехнологии Ерлан Раманкулов (успевший, кстати, поработать в Национальном центре контроля и предотвращения инфекционных заболеваний Министерства здравоохранения США).

Забегая чуть вперед отмечу, что на самом деле аналогичная лаборатория, построенная на американское финансирование в Жамбылской области, где, собственно, и находится упомянутый Институт по проблемам биологической безопасности и биологической защиты, все-таки уже существовала. Но возможно, подробное информирование о ее деятельности в компетенцию гендиректора Ерлана Раманкулова не входило.

Среди посетивших в тот день лабораторию представителей дипломатического корпуса почему-то не оказалось россиян (что на фоне периодически проявляемой ими «обеспокоенности» выглядело несколько нелогично). Да и за очередной «обеспокоенностью» дело тоже не стало, и, в частности, в июне того же 2018 года в ходе встречи министров иностранных дел в Алматы глава МИД РФ Сергей Лавров, комментируя ход переговоров российским СМИ, отметил и проблему с референс-лабораториями на постсоветском пространстве:

«Наши спецслужбы и ученые напряжены появлением этих лабораторий. Не исключают, что это как-то может быть впоследствии использовано против нас. Они же их в Западной Европе не ставят… Мы хотели бы иметь доступ к этим лабораториям…»

Может быть, так совпало, но вскоре после озвучивания российскими чиновниками очередных сомнений с подачи руководства казахстанского Минздрава (без его «отмашки» дирекция научного центра вряд ли бы самостоятельно приняла такое решение) было организовано еще одно детальное освещение работы референс-лаборатории в СМИ. (Еще одной дополнительной причиной для всплеска открытости и «гласности» могла стать необходимость противодействия циркулирующим по городу слухам о том, что зафиксированная той весной в Алматы вспышка менингита якобы может напрямую быть связана с деятельностью лаборатории, которую в народе тут же окрестили «лабораторией смерти», а точнее – с возможной утечкой оттуда опасных вирусов).

Исполняющий обязанности директора Научного центра карантинных и зоонозных инфекций (КНЦКЗИ) имени Айкимбаева Ерлан Сансызбаев в очередной раз рассказывал журналистам о мощной защите лаборатории от внешних угроз (тогда, для широкой общественности впервые прозвучала классификация биологической безопасности «BSL 3», это последняя из мирных уровней, а «BSL 4», по своей технической оснащенности относится уже к военной категории. В тот период времени речь об объектах уровня «BSL 4» в Казахстане еще не шла) и посему заверил, что никакое бактериологическое оружие во вверенном ему учреждении разрабатываться не может, да и вирусные штаммы бесконтрольно его пределы не покидают.

Касательно американцев было заявлено, что на тот момент они занимаются технической поддержкой и обучением специалистов и, согласно договору, к 2020 году должны полностью закончить этот процесс.

Также Ерлан Сансызбаев упомянул о том, что в 2017 году лабораторию посещала комиссия из Роспотребнадзора, которая, по его словам, могла лично убедится в том, что зарубежные специалисты не имеют допуска к вирусам и не проводят самостоятельных исследований в институтских лабораториях.

«Сейчас остались только инженерная группа и поддержка по тренингам…» – сообщил и.о. директора центра, добавив, что даже у казахстанских ученых существуют разные формы допуска и кроме того в Центре представлены сразу несколько казахстанских ведомств. В частности, там еще работают представители Национального центра биотехнологии Комитета науки Министерства образования и науки и Национального референсного ветеринарного центра Минсельхоза.

Все эти сведения в совокупности очевидно должны были окончательно убедить читателей в том, что лаборатория абсолютно безвредна для окружающего мира и весьма продуктивна как с научной точки зрения, так и обеспечения биологической безопасности страны.

Кстати, в отношении последней была высказана и критика в адрес киргизов (как мы помним, отказавшихся от подобной лаборатории у себя):

«По схожей программе в Киргизии хотели построить такую же лабораторию, но на тот момент учреждение стало разменной монетой в политических играх. Проект провалился, а результатом стало то, что в стране практически полностью отсутствовала противочумная система. В 2013 году был случай заражения чумой. В селе Ичке-Жергез Ак-Суйского района Иссык-Кульской области умер мальчик. Отсюда отправляли в Киргизию специалистов нашего центра для диагностики этой чумы, организовали карантин и выявили всех контактных. В противном случае была бы эпидемия…»

В качестве же дополнительной познавательной информации были перечислены различные опасные патогены, которые теперь вроде как находятся под неусыпным бдительным контролем получивших дополнительный навыки специалистов и, образно говоря, «любимый город может спать спокойно», а не проявлять излишнюю мнительность в отношении проводимых в его черте бактериологических исследований…

Можно предположить, что на этом, читательский интерес был по большему счету удовлетворен, так как в течение 2019 года тема казахстанской референс-лаборатории в целом и американского присутствия в ней в частности особо нигде не поднималась.

Кстати, если внимательно взглянуть на информацию того периода времени, то можно обратить внимание, что, комментируя участие в проекте американской стороны, казахстанские официальные лица явно предпочитали не вдаваться в подробности ведомственной принадлежности иностранных партнеров.

О том, что деньги выделяются структурами, имеющим отношения к оборонным ведомствам США, вскользь упоминалось лишь в самом начале функционирования лаборатории, а затем эту тему, скорей всего, старались немного «микшировать».

В результате (если судить по тому же интернет-пространству) получилось противостояние мнений – противники разворачивания дополнительных бактериологических исследований рассказывали о чуть ли не засилье в стенах ННЦ имени Айкимбаева коварных агентов ЦРУ, а их оппоненты (как правило, из числа представителей либерально настроенных СМИ) горячо убеждали о эпизодическом присутствии сугубо мирных гражданских врачей, а иногда договаривались и до того, что американские спецы вообще не проводили в нашей стране никаких исследовательских работ, а только вели теоретические обучающие семинары.

При этом, обе стороны, как правило, убедительных фактов своей правоты не приводили (периодически публикуемые некоторыми интернет-ресурсами малопонятные сканы неких финансовых документов, из которых вроде как должна была прослеживаться связь между, например, американскими строительными консультантами, участвовавшими в сооружении ЦРЛ, и Пентагоном, ясности в проблему также не вносили).

Клещи и блохи для Пентагона и Бундесвера.

Между тем, американские бактериологи «в погонах» в Казахстане одно время действительно активно работали.

В частности, об этом достаточно подробно говорилось в опубликованных в том же 2019 году обзорных материалах под общим названием «Примеры совместных биологических исследований: сборник исследований и программных анализов в Казахстане», вышедших под эгидой базирующегося в Швейцарии Междисциплинарного цифрового издательского института – MDPI (структуры популяризирующей в открытом доступе научные новинки разных отраслей и направлений), где достаточно предметно рассказывалось о том, кто и зачем со стороны США финансирует развитие бактериологической науки в Казахстане и в чем именно заключается содействие.

Например, одним из ключевых заказчиков действительно является уже знакомое нам Агентство по сокращению военной угрозы Минобороны США – DTRA:

«С начала 2000-х годов Министерство обороны США финансирует и реализует Программу снижения биологической угрозы (BTRP) через Агентство по уменьшению угрозы обороны (DTRA) в Казахстане.

После того, как BTRP устранил риски биобезопасности, возникшие в Казахстане результате распада Советского Союза, включая учет биологического ОМУ и переподготовку ученых, BTRP продолжал финансировать строительство центральной референс-лаборатории (ЦРЛ), модернизацию других лабораторий и биологических исследовательских центров.

Программа BTRP работает по трем направлениям: биобезопасность и биозащита (BS&S); бионадзор (БСВ); и совместные биологические исследования (CBR).

С 2005 года DTRA BTRP профинансировала более 20 миллионов долларов США только в CBR в Казахстане, в основном за счет отдельных крупных интеграционных контрактов, в рамках которых подрядчики реализовали более 25 исследований через своих научных партнеров.

Эти исследования были первоначально разработаны научными руководителями DTRA, главами министерств Казахстана, а затем подрядчики разработали национальный научный план.

Сотрудничество между Казахстаном и США продолжает демонстрировать намерение снизить биологические угрозы, и программа также расширила сотрудничество между институтами в Казахстане, которые ранее часто не сообщали о своих соответствующих результатах эпиднадзора за инфекционными заболеваниями.

DTRA BTRP профинансировал несколько проектов и исследований, которые подрядчики реализовывали в 2005–2007, 2009–2014 и 2015–2018 годах.

В 2005–2007 гг. первоначальные проекты были сосредоточены на исследованиях с участием отдельных возбудителей, включая зоонозы: сибирскую язву, чуму, туляремию, высокопатогенный птичий грипп и бруцеллез.

В период с 2009 по 2014 годы, пять проектов CBR были профинансированы на сумму до 1 млн. долларов каждый, что покрыло рабочие часы, материалы, поездки и накладные расходы на инфраструктуру. Параллельно было профинансировано несколько небольших 12-месячных исследований на сумму около 100 тыс. долларов под названием «Проекты действий по обнаружению и реагированию на источники угроз» (TADR) (TAP) и реализовывались параллельно с проектами CBR.

В период с 2015 по 2018 годы тенденция к небольшим исследованиям сохранилась, поскольку исследования TAP превратились в проекты деятельности Центральной референс-лаборатории (CRL) (CAP), которые были разработаны и реализованы для поддержки исследований для новой CRL, которую DTRA финансировало и построило в Алматы…»

Немного рассказывалось и о конкретных исследованиях. Так, двухлетний проект под маркировкой KZ-29 назывался ««Эпидемиология клещевых вирусных и риккетсиозных заболеваний в Казахстане», однолетнее исследование TAP-2 носило названием «Идентификация клещей-переносчиков, связанных с инфекционными заболеваниями в Казахстане», были упомянуты проекты «Надзор за болезнями, переносимыми блохами» и еще один проект РБО (KZ-31), был посвящен изучению блох-переносчиков чумы.

В качестве казахстанских партнеров назывались Научный центр карантинных и зоонозных болезней, Научно-исследовательский институт проблем биологической безопасности (НИИББ), Научно-практический центр санитарно-эпидемиологической экспертизы и мониторинга и Уральская противочумная станция, а в числе зарубежных, помимо непосредственно DTRA, фигурировали такие серьезные организации как Военно-морской медицинский исследовательский центр (NMRC), Институт медицинских исследований инфекционных заболеваний армии США (USAMRIID), а также университеты Буффало и Флориды…

Чем уж заинтересовали центрально азиатские блохи и клещи тот же американский Военно-морской исследовательский центр, к сожалению, в публикации не детально расшифровывалось.

Зато говорилось о том, что несмотря на то, что «ученые получили множество образцов, а возбудители инфекционных заболеваний были обнаружены в нескольких различных районах страны, некоторые впервые в определенных местах, и результаты были представлены для презентаций на ряде международных встреч, недостатком проекта было отсутствие возможностей для секвенирования (изучению ДНК) на месте, и сотрудники не могли вывезти какой-либо геномный материал (включая продукты ПЦР) из страны, где можно было бы получить данные о секвенировании.

Неполное исследование инфекционных агентов затруднило получение значимых данных и публикацию результатов в рецензируемых международных журналах…» (То есть, по сути дела отмечалось, что детальных результатов исследований в открытом доступе нет).

В общем, публикации швейцарского MDPI выглядели довольно интригующе (тем более, что на тот момент это, пожалуй, было единственным более-менее подробным и главное – легитимным описанием работы как гражданских, так и военных специалистов- бактериологов США на территории Казахстана).

Кроме того, в качестве дополнительной информации, можно было почерпнуть сведения о наличии в стране помимо постоянно упоминаемой алматинской референс-лаборатории еще нескольких аналогичных научных организаций, работающих под патронажем американцев.

Забегая чуть вперед можно сразу сказать, что таковых объектов в настоящее время насчитывается шесть:

«С нуля на американские деньги построены две лаборатории 2-го и 3-го уровня биобезопасности в Отаре (в поселке Гвардейский) при НИИ проблем биологической безопасности, две лаборатории 2–3-го уровня биобезопасности в ННЦОИ им. Айкимбаева, а также современные реконструкции Уральской противочумной станции и Национального референтного центра ветеринарии (НРЦВ) города Нур-Султана, которые они подтянули до современных международных стандартов биобезопасности…» – рассказал в своем интервью казахстанским СМИ в марте 2022 года главный научный сотрудник Международного тренингового центра Национального научного центра особо опасных инфекций (ННЦОИ) им. М. Айкимбаева профессор Андрей Дмитровский.

Также забегая вперед, стоит отметить и то, что помимо американцев казахстанские ученые-инфекционисты, начиная примерно с 2014 года, тесно сотрудничают и с военными ведомствами других западных стран – например, с Бундесвером, а точнее – Институтом микробиологии Бундесвера. Последний совместный проект, о котором можно найти информацию на сайте самого ННЦОИ, относится к периоду 2020-2022 годов.

Что же до научных организаций Казахстана, то из их перечня, пожалуй, наибольший интерес вызывает НИИ проблем биологической безопасности, структура крайне закрытая, что называется «режимная» и о которой большинству граждан страны было практически ничего не известно до 2020 года, когда в деле обеспечения секретности внезапно возникли форс-мажорные обстоятельства в виде пандемии коронавируса…

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Марсом Сариевым

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Жылдыз Жеенбаевна Мамбеталиева

Мамбеталиева Жылдыз Жеенбаевна

Заместитель министра юстиции

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
Свыше 15 тысяч

человек находятся в рабстве в Кыргызстане

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Сентябрь 2023

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30