90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Казахстан: Взлеты и падения демократической оппозиции (продолжение)

18.05.2014 13:13

Политика

Казахстан: Взлеты и падения демократической оппозиции (продолжение)

Очередные неудачи консолидации

Оппозиционеры в ответ на давление властей опять попытались консолидировать свои силы. В начале 2002 года вновь перешедшие в оппозицию «Азамат» и ПНКК, а также РНПК находившегося в эмиграции Кажегельдина слились в «Объединенную Демократическую партию» (ОДП). Ее лидеры, обозначив прошедшие десять лет независимости как годы «потерь и разочарований», выступили за установление парламентской республики, введение выборности всех уровней власти и приняли программу «Казахстан без Назарбаева» на случай «дестабилизации ситуации в стране вследствие неадекватных действий правящего режима». Параллельно шел процесс преобразования движения ДВК в партию, завершившийся в феврале 2004 года созданием Народной партии «Демократический выбор Казахстана» (НП ДВК) во главе с видным оппозиционером Асылбеком Кожахметовым. После неудачного совместного с коммунистами выступления на парламентских выборах 2004 года НП ДВК стала ядром Координационного совета демократических сил Казахстана, куда вошли также ОДП, компартия и множество других организаций самого широкого спектра. Однако после заявлений о непризнании НП ДВК легитимности власти избранной на парламентских выборах, которые «убили последние надежды на возможность политических реформ», и призывов к акциям гражданского неповиновения, партия была запрещена (январь 2005 года). Все попытки бывших членов ДВК зарегистрировать новую «Народную партию «Алга!» до сих пор к успеху не привели.

Определенное оживление в оппозиционный лагерь внес переход на его сторону еще одного представителя правящей элиты – бывшего генпрокурора, экс-спикера Мажилиса и бывшего сопредседателя «Отана» Жармахана Туякбая, объявившего о своем разрыве с властью в знак протеста против фальсификаций на парламентских выборах 2004 года. Для поддержки его кандидатуры на внеочередных президентских выборах 2005 года был создан блок демократических сил «За справедливый Казахстан». Туякбай хоть и получил второй после Назарбаева результат, но его 6,61 процента голосов даже с учетом властной запрограммированности исхода выборов нельзя было назвать вдохновляющими. Таким же удручающим было и выступление оппозиции на парламентских выборах 2007 года (около 4 процентов голосов при 7-процентном барьере), на которых она была представлена созданной Туякбаем в 2006 году «Общенациональной социал-демократической партией Казахстана» (ОСДП). К ОСДП впоследствии присоединилась партия «Нагыз Ак Жол» («Истинный Ак Жол») во главе с Булатом Абиловым, в 2005 году порвавшим с основной «Ак Жол» из-за «коллаборационизма» ее лидера Алихана Байменова и его отказа войти в блок «За справедливый Казахстан». (В 2009 году партия Абилова - Демократическая партия «Азат» - окончательно влилась в ОСДП, которая стала называться ОСДП «Азат»).

ОСДП постоянно выступала с инициативами об объединении оппозиции, по ее предложению в 2008 году был создан Общественный парламент «Халык Кенеси» («Народный Совет»), альтернативный официальному, в который вошли представители более 30 политических партий и НПО, а также независимые политики. Однако каких-либо значимых политических результатов оппозиционерам добиться не удалось. В том числе из-за того, что часть из них выступала с явно нереалистичными инициативами. Так, например, в сентябре 2010 года оппозиционный блок «Народовластие», представлявший собой противоречивый союз незарегистрированной партии «Алга!» с коммунистами, заявил о намерении провести референдум о досрочной отставке президента.

В ходе жанаозенского кризиса ноября 2011 года оппозиционеры поддержали забастовщиков, попытались наладить с ними контакты, но в целом эти события оказались как бы вне оппозиционного пространства. В то же время они были использованы властями для атаки на «либералов» и «демократов», которых тут же выставили провокаторами, смутьянами и раскольниками. Более того, в связи с жанаозенскими событиями был арестован лидер партии «Алга!» Владимир Козлов (Кожахметов еще в 2007 году перешел в ОСДП), он приговорен к 7,5 годам тюрьмы «за разжигание социальной розни».

На парламентских выборах 15 января 2012 года демократическая оппозиция была представлена лишь списком ОСДП, получившим всего 1,59 процента голосов. Лидеры ОСДП не признали результаты выборов и призвали своих сторонников выйти 17 января на митинг на площадь Республики в Алма-Ате. Пришло 250 человек, 45-минутному митингу никто особо не препятствовал, сопредседатели партии Туякбай и Абилов были оштрафованы. Столь печальный итог предоставил отличный повод для многочисленных комментариев, в которых говорилось, что демократической оппозиции в Казахстане пришел конец.

Весной 2013 года стало известно о разделении ОСДП и партии «Азат», а в сентябре того же года прямо-таки символическим событием в политической жизни стало заявление одного из самых известных лидеров оппозиции Булата Абилова о том, что он уходит из политики. По мнению ряда обозревателей, этот шаг знаменовал собой завершение «либерально-демократического периода казахстанской оппозиции». Правда, с начала 2014 года пошли разговоры о возможности «третьей волны» демократической оппозиции. В феврале в нескольких городах Казахстана прошли акции протеста против девальвации тенге. Из всего спектра политических партий страны только ОСДП попыталась озвучить свою позицию относительно девальвации. Однако показательно, что организаторы акций протеста, причем не слишком многочисленных, старались подчеркивать отсутствие связей с какими-либо конкретными политическими силами, что, очевидно, должно было придать событию большую «народность».

Конец «демократам»?

Если тезис о конце «демократов» оправдается, то в этом главная заслуга будет, конечно, принадлежать правящему режиму. Ради справедливости, безусловно, следует признать объективные заслуги президента Назарбаева и его администрации, которые своей выверенной политикой обеспечили относительно плавное прохождение Казахстана через нестабильный и опасный «транзитный» период первого десятилетия независимости. При этом были проведены, естественно, в нужном для правящей элиты ключе, достаточно радикальные рыночные реформы, во многом обеспечивавшие до поры до времени весьма интенсивное экономическое развитие страны. Другой вопрос, что не меньшую, а, может быть, и большую роль сыграла насыщенность Казахстана энерго- и прочими природными ресурсами, позволившая обеспечить за счет доходов от их экспорта более-менее пристойный уровень жизни населения. Особенно по сравнению с соседними странами. Все это в совокупности обеспечило президенту Назарбаеву огромный, без преувеличения, авторитет у большинства населения, которому оппозиция, по большому счету, ничего противопоставить не смогла. Не говоря уже о том, чтобы выдвинуть из своих рядов сравнимую политическую фигуру. А это в условиях Казахстана – страны со слабой демократической традицией, патерналистской по массовому сознанию, – имеет далеко не последнее значение.

В результате Назарбаев и его окружение, сознательно взяв курс на построение «султанистского» авторитарного режима, лишь прикрытого демократическим фасадом, своей цели достигли. При этом сочетание относительно «мягких» политических технологий «имитационной демократии» с весьма жесткими, фактически репрессивными методами позволило власти превратить казахстанских «демократов» в политических маргиналов. Этот процесс включал в себя и подавление «контрэлиты», в том числе и в лице недовольных олигархов, что лишило оппозицию большей части финансовых, организационных и медийных ресурсов.

Другое дело, что решение поставленных задач правящему режиму в значительной степени облегчила сама демократическая оппозиция в том виде, в каком она появилась и формировалась в Казахстане. Начнем с изначальной невосприимчивости значительной части казахстанского общества к либерально-демократическим идеям. Как оппозиция ни старалась, по-настоящему донести эти идеи до народных масс, преодолеть свою «элитарность» и завоевать широкую популярность ей не удалось. Немалую роль в этом сыграла и организационная слабость оппозиции, ее идеологическая и прочая разнородность (в силу различных политических мотиваций тех или иных лидеров, их возраста, исповедуемых ценностей и пр.), в результате чего вся ее деятельность носила в достаточной степени хаотический характер. Ну, и конечно, на процесс серьезно влияет и прессинг власти.

Отсюда и большая зависимость от фактора ситуативности, когда та или иная организация возникает в связи с конкретной ситуацией, а снижение активности или даже распад этой организации происходит с исчезновением этой ситуации. Последствиями, причем весьма печальными, становятся непоследовательность большинства оппозиционных партий из-за отсутствия четкой стратегии, периодическое корректирование тактики в зависимости от политической конъюнктуры, неспособность к долгосрочной консолидации.

В результате оппозиционные лидеры демонстрируют неспособность реагировать на реальные проблемы в жизни общества и использовать общественные настроения в своих интересах. Они испытывают недостаток в идеях для мобилизации новых сторонников, недостаточно позиционируют себя в качестве реальной альтернативы действующей власти и не могут завоевать достаточно веского авторитета.

Приход в оппозицию известных госчиновников наряду с рядом плюсов повлек за собой и отрицательные последствия. У избирателей возникало естественное недоверие к таким оппозиционерам, поскольку наиболее жесткие из них значительную часть своей жизни потратили на укрепление критикуемого режима, некоторые даже входили в окружение президента, а затем переметнулись в лагерь его противников. Причем мотивы такого перехода остаются во многом неясными, что и вызывает обоснованные подозрения в неискренности. К тому же трансформации, происходящие с видными государственными и политическими фигурами в Казахстане, традиционно принято рассматривать в плоскости взаимоотношений между тремя казахскими жузами (племенными союзами) и входящими в них кланами, что также негативно сказывается на отношении к ряду оппозиционных лидеров.

В своей пропаганде власть достаточно умело цепляет к «прозревшим» высшим чиновникам криминально-коррупционный шлейф (обоснованно или нет – другой вопрос), что опять же не прибавляет симпатий к оппозиции. Именно в таком ключе был обыгран «второй приход» в оппозицию политэмигранта-олигарха Мухтара Аблязова, а также политическая активность опального зятя президента Рахата Алиева. Наконец, гражданам постоянно внушают, что едва ли не единственное желание оппозиции - непременно повторить опыт Кыргызстана и ввергнуть страну в пучину анархии.

Кто придет на смену?

Ну, ладно, режим вроде бы добился своего - политическое поле зачищено, подавлена и «контрэлита». Однако при этом социальная база нынешней власти сузилась до «семейных» пределов: путь, проторенный соседями – Каримовым, а, главное, Акаевым и Бакиевым, - проделан и Назарбаевым. Но грядут неизбежные перемены на самом верхнем властном этаже. Между тем, казахстанское экономическое «процветание» закончилось, уровень озлобленности общества социальной и экономической несправедливостью неуклонно растет, и режим может оказаться один на один с неким общеказахстанским «Жанаозеном», за которым маячит страшный призрак исламского экстремизма.

Некоторые эксперты, указывая на рост популярности различных движений с приставкой «национал», уверены, что освобождающееся от либерал-демократов место основных выразителей народного протеста займут националисты, национал-патриоты или национал-демократы. Например, по мнению директора Института национальных исследований Бурихана Нурмухамедова, «сегодня наибольшие шансы стать влиятельной политической силой в Казахстане имеют лишь национал-демократы».

Не совсем ясно, правда, с терминологией. Кто такие национал-демократы? Есть, в частности, и такое определение: «Демократия - политическая система, при которой народ является единственно легитимным источником власти. Следовательно, национал-демократы - это люди, стремящиеся к тому, чтобы политическая система была с единственно легитимным источником власти - нацией (а не народом). В случае с Казахстаном это означает, что во власти должны быть только казахи, правом избирать должны обладать только казахи».

Есть также точка зрения, что перекрашивание оппозиции в националистические тона будет всячески поощряться действующей властью. В частности, некоторые обозреватели отметили, что племянник президента Кайрат Сатыбалды стал выступать в образе «просвещенного националиста-патриота». По их оценкам, сейчас это вполне перспективное направление, позволяющее заработать политический капитал для реализации персональных политических проектов. Муссируются сведения о неких властных замыслах, согласно которым оппозиционную нишу, освобожденную либеральными демократами, должны заполнить национал-демократы типа Мухтара Тайжана, координатора общественного объединения «Халыктык альянс», и известного публициста Айдоса Сарыма - под общим идейным водительством поэта Мухтара Шаханова. Именно они, якобы, должны не допустить формирования несистемной радикальной оппозиции в казахской среде, расколоть протестный электорат по национальному признаку и запугать русскоязычную часть общества, что даст возможность высшей власти в очередной раз выступить в качестве гаранта «межнациональной стабильности».

Украинские аллюзии

В последнее время во всей этой истории все большее значение приобретает внешнеполитический аспект. До недавних пор оппозицию вполне удовлетворяла «многовекторность» внешней политики Казахстана при стратегической ориентации на Россию. Против этого выступали лишь национал-патриоты, но их влияние на государственный курс было минимальным. Однако с появлением Таможенного союза (ТС) и перспективы вступления Казахстана в Евразийский союз ситуация изменилась. И либеральные демократы, и национал-демократы, и национал-патриоты - от Булата Абилова и Амиржан Косанова до Мухтара Тайжана, Айдоса Сарыма и Жанболата Мамая, лидера молодежного движения «Рух пен тил» («Дух и язык»), - увидели в евразийских проектах угрозу потери государственной независимости Казахстана.

В 2012 году в стране началась масштабная кампания за проведение референдума о выходе из ТС и невступлении в Евразийский союз. В октябре 2013 года Жанболат Мамай заявил, что в Казахстане «даже у провластных экспертов открылись глаза на сущность ТС», особенно из-за того, как ведет себя «коррумпированная Россия» для «принуждения Украины вступить в этот союз», где «под маской экономической интеграции прячутся отвратительные имперские амбиции Кремля». А потом последовали Майдан, присоединение Крыма, «раскачка» Кремлем ситуации на востоке Украины и фарс с тамошними псевдореферендумами. А также пикеты в Казахстане в поддержку Украины. Так что дальнейшее участие Казахстана в кремлевской «интеграции» связано с весьма интересными ситуациями в его внутриполитической жизни.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://www.fergananews.com/articles/8140

Показать все новости с: Рахатом Алиевым

18.05.2014 13:13

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Наталья Владимировна Никитенко

Никитенко Наталья Владимировна

Депутат Жогорку Кенеша КР VI созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
492 135

граждан Киргизии легально находятся в России

«

Октябрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31