90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Казахстан: ЧП — это реакция государства на распространение коронавируса

Казахстан: ЧП — это реакция государства на распространение коронавируса

В Казахстане действует режим чрезвычайного положения. При этом государство регулярно вносит корректировки в данный режим, ужесточая его. О режиме ЧП и его последствиях StanRadar.com побеседовал с казахстанским политологом Данияром Ашимбаевым.

- В рамках закона о ЧП президент имеет право создавать государственную комиссию и комендатуру местности. А вот комендатуры и коменданта у нас нет. Почему?

- Честно говоря, не знаю. В законе прописано, что может создаваться при определенной необходимости. Это если ЧП вводится на отдельной территории, а у нас введено по всей стране и создана госкомиссия с широкими полномочиями и региональные штабы. Кроме того, все вопросы жизни страны в режиме ЧП оперативно сегодня решаются в правительстве.

Так что орган, который реально курирует всю работу, создан. Да и ситуация такова, что нельзя отделать одними отписками: нужно реально что-то делать. Карантин — это лакмусовая бумажка, показывающая, на что способно государство.

- Вам не показалось странным, что в указе о введении режима ЧП нет ни слова о Совете безопасности?

- Совет безопасности — это орган консультативно-совещательный. Роль Совбеза в определенной степени номинальная.

- Тем не менее, в законе о Совете безопасности говорится, что функциями Совбеза являются: координация деятельности госорганов и организаций по реализации мероприятий в сфере обеспечения национальной безопасности и международных позиций страны, обороноспособности государства, законности и правопорядка, а также координация деятельности правоохранительных и специальных государственных органов в целях обеспечения национальной безопасности…

По идее, это тот самый орган, который и должен был заниматься координацией всех мероприятий в рамках ЧП.

- В законе можно написать все, что угодно. Нынешний статус Совбеза основан не на положениях указа президента, как раньше, а на законе. Причем не конституционном, а на обычном. Есть Конституция, есть конституционный закон «О президенте», где о Совбезе ничего особо не говорится. Да есть определенная врезка в законе об обороне.

Сам по себе Совбез — орган перепиаренный в связи с прошлогодними событиями, я имею в виду смену власти и уход Назарбаева с поста президента. При этом, за всю историю Казахстана, а Совбез существует с августа 1991 года, этот орган занимался лишь обсуждением тех или иных вопросов, но решение по ним всегда принимал председатель Совбеза — президент Казахстана.

Год назад эта должность раздвоилась. Первый президент стал председателем Совета безопасности, а второй — просто членом Совета безопасности. И понятно, что созывать Совбез сейчас имеет право только первый президент. За этот год он созывал его, кажется, только трижды.

Но интерес к Совбезу практически отсутствует. То есть, структура вроде бы и есть, но Назарбаев его не собирает по каждому поводу, а Токаеву Совбез, вроде как, и не нужен — у него есть правительство и администрация.

К тому же, секретарь Совбеза является по должности помощником президента (не первого президента, а просто президента). И Асет Исекешев, недавно занявший этот пост, был включен в состав госкомиссии по ЧП. То есть он представляет Совбез в этой структуре.

Роль Совбеза во много вообще непонятна. Я бы хотел обратить внимание еще вот на такой момент. У нас есть указ президента о госпротоколе, в одном из приложений которого указано протокольное старшинство казахстанских чиновников при внешних и внутренних политических мероприятиях. И за эти годы несколько раз при смене секретаря Совета безопасности позиция этой должности в протоколе менялась с 12-й на 37-ю, с 37-й на 16-ю и так далее. Хотя, казалось бы, у Совбеза должен быть закрепленный статус. Но он менялся под конкретных секретарей.

Причем, кто-то из них был помощником президента, кто-то – нет. Я хочу сказать, что недостаточно прописать в законе, чтобы с Совбезом советовались, нужно еще создать спрос на это. Это примерно то же самое, если сказать, что партия «Нур Отан» решила, к примеру, объявить досрочные выборы. Все понимают, что это решение не самой партии, а ее вождя.

- В законе «О чрезвычайном положении» говорится, что «физическим лицам, пострадавшим в результате обстоятельств, послуживших основанием для введения чрезвычайного положения, возмещается материальный ущерб».

Соцсети сейчас пестрят сообщениями о том, что людей увольняют, поскольку бизнес несет убытки из-за карантина. То есть фактически их увольняют из-за режима ЧП.

Вопросами компенсации должна заниматься комиссия по оценке и возмещению материального ущерба, которую должен создать глава административно-территориальной единицы. У нас же такую комиссию, насколько нам известно, не создали ни в Алматы, ни в Нур-Султане…

- Поскольку режимом ЧП охвачена практически вся территория страны, а карантин распространяется и на другие города, то принимаемые меры по поддержке населения и бизнеса охватывает всех. Понятное дело, что потом можно будет оценить ущерб. Но в данном случае государство исходит из того, что пострадали все.

Да, кого-то ситуация затронет меньше, в силу географии, санобстановки и лучшего материального положения. Но логика такая, что поддерживать будут всех, но в первую очередь – малообеспеченных, пенсионеров, инвалидов, многодетных. Но мы сейчас находимся на ранней стадии этого режима, и оценить убытки сейчас довольно сложно.

- И, тем не менее, в законе говорится, что глава административно-территориальной единицы должен создать комиссию в двухдневный срок, а пострадавшие, понесшие материальный ущерб от чрезвычайного положения, имею право обратиться в эту комиссию с заявлением в двухнедельный срок с момента наступления обстоятельств, послуживших основанием для введения ЧП.

А куда обращаться, если комиссии нет? В связи с этим вопрос: какова вообще вероятность получения нашими гражданами хоть какой-то компенсации?

- Надо исходить из того, что причиной ухудшения материального положения граждан стал не столько режим ЧП, сколько эпидемия, из-за которой был введен этот режим. ЧП — это реакция государства на распространение коронавируса. Мы видим, что число зараженных очень быстро растет и есть уже первый смертельный случай. К тому же, принятые на сегодняшний день компенсационные меры призваны помочь определенным слоям населения.

При этом мы видим, что немалая часть бизнеса у нас находится в тени. Есть те же самозанятые, которые не подпадают под госрегулирование и фискально не связаны с государством. Есть откровенно теневой бизнес, который сегодня тоже страдает. Из этого вытекает, что на компенсацию, которую надо документально обосновать, может рассчитывать не такое уж большое количество граждан.

Сейчас решается вопрос о каникулах по кредитам и арендной плате, но, опять же, надо понимать, что не у всех есть соответствующие документально подтвержденные договоренности. То же самое можно сказать и о трудовых взаимоотношениях. Всем известно, что немалая часть людей у нас не всю зарплату получает официально. Поэтому объем компенсаций будет строиться лишь на том, что можно будет доказать.

Опять-таки непонятно, что считать форс-мажором? Я думаю, что какие-то правовые вопросы будут прорабатываться. Токаев уже два раза выступал с пакетами мер, которые планируется принять. Не все из них еще юридически оформлены. По каким-то из них уже вышли постановления правительства, по каким-то еще готовятся. То есть правовая база антикризисных мер только формируется.

А что касается увольнений, то тут все зависит от формулировок. Одно дело если уволили из-за введения режима ЧП, а если уволили по основаниям, которые предусмотрены в трудовом договоре? То о какой компенсации может идти речь?

То есть на многие стихийно возникающие вопросы сегодня у государства ответов нет. Но если на государство будет оказывать определенное давление, то эти вопросы, я думаю, будут решены. Да и мы видим, что сам президент в своем втором выступлении на ГКЧП дополнил и расширил те меры, которые были озвучены на первом.

- Вы как член Национального совета общественного доверия или другие члены НСОД намерены ли инициировать изменения в закон о ЧП в соответствии с текущей ситуацией?

- НСОД — это консультативно-совещательный орган. Президент и его администрация могут прислушиваться, а могут и не прислушиваться. Понятно, что объем проблем накапливается, и какие-то рекомендации члены НСОД будут направлять главе государства и его администрации. Посмотрим, как будет развиваться ситуация.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Асетом Исекешевым

Специально для StanRadar.com: Руслан Бахтигареев

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Мамытбай Мааткабылович Салымбеков

Салымбеков Мамытбай Мааткабылович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
22%

официальный уровень безработицы в Киргизии на начало 2015 года

«

Ноябрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30