90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Кыргызстан. «Вирусные» уроки: всё чрезвычайное когда-нибудь случается…Часть1

19.05.2020 10:00

Политика

Кыргызстан. «Вирусные» уроки: всё чрезвычайное когда-нибудь случается…Часть1

(о рисках и проблемах продления карантина)

Независимо от того, где и как в Кыргызстане будет вновь введён или уже продлён карантин, он неизбежно станет влиять в целом на экономическое положение в стране. Можно и нужно говорить обо всех плюсах и минусах ситуации, вынужденной необходимости изоляции ради сохранения здоровья и самой жизни сограждан. Однако неоспоримо и то, что вместе с предотвращением возможных новых вспышек вирусной инфекции карантин и чрезвычайное положение не лучшим образом уже отразились на благополучии и состоянии многих тысяч семей с различными доходами из самых разных слоёв населения

28 апреля 2020 года указом Президента КР режим чрезвычайного положения был продлен в некоторых местностях. В определенных населенных пунктах конец ЧП остался 30 апреля 2020 г., в других – в частности, в Бишкеке, он был продлен до 24:00 10 мая 2020 г. Для всех граждан, предпринимателей и организаций это означает продолжение карантина даже после снятия ЧП, причём власти всё время напоминают, что режим чрезвычайной ситуации никто не отменял. Тем не менее наблюдается тенденция к улучшению и восстановлению привычного распорядка жизни для бизнеса и простых жителей.

Однако ещё 30 апреля с.г., во время заседания Жогорку Кенеша депутат от фракции «Ата Мекен» Каныбек Иманалиев высказал подозрение о плагиате в постановлении о возобновлении деятельности предприятий; по его мнению, изложенное в документе очень похоже на работу «братьев-казахов». Это не первый случай, когда собственных чиновников подозревают в заимствовании текста у соседей.

В то же время информация об ощутимых мерах, которые вылились бы в конкретные решения, нормативно-правовые акты, даже на самом правительственном сайте широкой публике пока не представлена. Возможно, власти поначалу сочли достаточным то обстоятельство, что о постепенном, в три этапа (с 1, 11 и 21 мая), возобновлении экономической деятельности ранее сообщалось пусть и в разрозненных материалах пресс-центра Правительства, а позже – уже в обобщённом виде – на интернет-сайте Информационно-консультационного центра при Государственной службе миграции КР.

Первоисточником столь важного сообщения должен быть по сути и является Республиканский штаб по борьбе с COVID-19, однако при этом указанный орган прикрепил к своей информации почему-то не работающую до сих пор ссылку (на момент публикации материала).

Между тем «Перечень видов разрешённой экономической деятельности в режиме карантина (ЧС)» даёт «добро» на указанные формы активности почему-то не с 1-го, а 11 мая, но при этом содержит примечание, что в таблицу включены работы, дозволенные начиная с 26 марта с.г., то есть при чрезвычайном положении. И именно там содержится также многократно цитированная приписка:

…В зависимости от эпидемиологической ситуации возможны изменения в перечне видов разрешенной экономической деятельности

Тем более удивителен оптимизм, который продемонстрировал на заседании оперативного штаба премьер-министр Мухаммедкалый Абылгазиев:

«Посткризисный период будет способствовать развитию целого ряда отраслей экономики. Коронавирусная инфекция стала большим уроком для всего государства, позволила на деле увидеть реальные возможности экономики, но в то же самое время помогла определить наиболее приоритетные направления развития на ближайшее будущее. Наши основные усилия будут направлены на поддержку отечественных предпринимателей, более активную реализацию политики импортозамещения, укрепление экспортного потенциала, увеличение объемов производства экологически чистой продукции и освоение новых рынков.

В посткризисный период, после того, как мы победим COVID-19, целый ряд отраслей получат новый импульс в своем развитии. Это в первую очередь медицина, медицинские технологии, развитие человеческого потенциала, дистанционное образование и все виды дистанционных услуг, электронная коммерция и торговля. Политика цифровизации доказала свою эффективность. К примеру, сегодня мы можем увидеть плоды решений о дистанционных налоговых проверках».


Новостное агентство Sputnik в рамках своей программы «Об экономике и не только» от 27 апреля 2020 года задало серию вопросов советнику премьер-министра Кубату Рахимову о восстановлении в постпандемической обстановке, о том, как Правительство собирается помогать бизнесу, и насколько это удастся сделать. Вот что, в частности, отметил Кубат Рахимов:

– Хотелось бы чисто политически, чтобы кто-то пришел и сказал: «А вот мы знаем, что делать в условиях пандемии и кризиса! Вот вам деньги и беспроцентные кредиты». Увы, это бывает только в сказках.

Наше государство и наш бюджет живут «с колес», и как оказалось, около пятой части людей относятся к категории тех, кто живет поденным заработком. К примеру, таксист вышел на работу – заработал, заболел – денег не будет. То есть они более уязвимая часть населения, чем те, кто есть в списках Минсоцтруда.

Получается, есть те, кто считается бедным, многодетные худо-бедно зафиксированы у государства, а те, кто реально работает днем и ночью, чтобы прокормить свою семью и не считались бедными, из-за специфики их деятельности в условиях кризиса стали уязвимее тех, «записанных» бедных.

Поэтому, видя, как государственная машина работает изнутри, мне тоже хотелось бы подбежать и сказать: «А давайте быстрее! Мы же видим, как сделать». Но мы сталкиваемся с тем, что живем «с колес», доходная часть бюджета формируется всего несколькими потоками. Это налоги, «общий котел» ЕАЭС, таможенные сборы, доходы от сдачи госимущества, дивиденды – не так уж и много. И у нас периодически бюджетный дефицит покрывался Российской Федерацией, Международным валютным фондом, которые прямо помогали нашему бюджету. Но мы не одиноки: 116 стран мира получают такие вливания. Так что к этому не надо относиться негативно.

Из-за китайского Нового года граница с Китаем закрылась, а значит, все потоки оттуда прекратились, потом и коронавирус нас «накрыл». То есть поток от импортеров, реэкспортеров, который давал нам не менее 20 миллиардов в год, – практически прекратился. Начало года всегда тяжелое, так как люди потратились уже накануне. Так вот, по причине всего этого, да ещё падения цен на углеводороды Кыргызстан попал в двойной кризис. То есть полностью перестали поступать какие-то деньги в бюджет.

Сейчас у нас гипер-расходы. Государство к этому не было готово, такого у нас никогда не было, и предусмотреть это никто не мог. Можно обвинять те или иные государственные органы, но объективно это стрессовая ситуация, и никто, включая бизнес, не был готов к этому. Этот кризис можно назвать экзистенциональным.

И переходя к позитивному, я держу связь с различными компаниями – средними, крупными, – и они считают, что даже хорошо, что этот месяц они не поработали. Это дало время для них пересмотреть цели, разобраться с приоритетами, стратегиями своих компаний, доделать то, что текучка не давала. Такой вот парадокс. Они увидели, сколько лишних людей у них работает, некоторые функции можно отдать на аутсорсинг. Другие поняли, что их бизнес-модель потерпела фиаско. К примеру, кто-то строил гостиницу, и вот во время этого кризиса понял, что лучше ее перепрофилировать в малосемейку и сдавать в аренду или продавать. А кто-то уже начал действующую гостиницу переделывать, то есть идет выход из туристического потока.

Так пока у нас есть один пакет антикризисного плана, он носит умеренный характер, там есть моменты по просрочкам, пеням, штрафам, рекомендациям банкам и так далее. То есть тут больше про смягчение. На самом деле масштабы кризиса никто себе не представляет. Здесь надо подходить справедливо, умеренность и осторожность – это не самые худшие качества.

Второй пакет антикризисного плана, который обсуждается, носит уже характер приземленный и имеет более точные расчеты, что бюджет многое недополучит, но поможет бизнесу. В приоритете – сохранение рабочих мест. Некоторые мои коллеги не готовы озвучивать, проговаривать план до его подписания и опубликования. Но я озвучу его на свой страх и риск.

Первое – это отмена на 3 месяца стоимости патентов. То есть люди не будут платить деньги за эти патенты, а это выпадение из бюджета в размере 700 миллионов сомов. К этому добавляется и то, что бизнес, работающий по патенту, не будет платить также отчисления в Социальный фонд. Выплаты пенсии никто не отменял, и государство идет на такие уступки.

Налоговая инспекция предложила исключить из этого списка две группы налогоплательщиков. Первая – это те, кто занимается реализацией продуктов питания, у них доход есть и во время карантина, и они даже зарабатывают больше обычного из-за ажиотажного спроса на продовольственные товары, когда многие мешками закупались. Вторая группа – это люди, работающие по патентам с международными организациями. У них совершенно другой уровень доходов, и их контракты продолжают действовать, а характер деятельности позволяет работать удаленно. Социальная справедливость должна быть всё-таки соблюдена.

Реформаторы также предлагают воспользоваться ситуацией кризиса и ввести налоговые льготы, то есть освобождение от ряда налогов для тех, кто перейдет на использование в онлайн-режиме контрольно-кассовых машин и электронных счетов-фактур. Кризис тоже шанс, то есть у бизнеса появляется возможность сэкономить на издержках…

Соразмерны ли болезнь и «лекарство»?

Первые уроки, горький опыт которых ещё предстоит осмыслить, требуют ответить и на такие вопросы: в какой степени весьма жёсткие меры оказались адекватны ситуации, насколько они соответствуют положениям Конституции и другим законам (при всех исключениях и допущениях), а главное – в какой мере они отвечают принципу разумной достаточности?

В разгаре чрезвычайного положения со всевозможными запретами и ограничениями прав граждан люди, непосредственно страдающие от последствий вынужденной изоляции, от отчаяния стали предлагать вернуть режим до карантина, чтобы население переболело и выработало иммунитет к COVID-19. По их мнению, такой исход был бы более логичным, чем все те решения, которые принимались в период чрезвычайного положения.

Однако не стоит забывать, с какой целью власти пошли на такой крайний шаг. Вот, в частности, выдержка из Указов Президента Кыргызской Республики от 24 марта 2020 года №55-57: «…исключительно в интересах обеспечения защиты жизни и здоровья граждан, их безопасности и общественного порядка, а также в целях предотвращения распространения коронавирусной инфекции на другие территории Кыргызской Республики…».

Основной закон допускает, что для достижения этих целей права и свободы человека могут быть ограничены как самой Конституцией, так и другими законодательными актами: «Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены Конституцией и законами в целях защиты национальной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения, защиты прав и свобод других лиц» (ч.2 ст.20 Конституции).

Одним из них является Конституционный закон «О чрезвычайном положении». Он допускает возможность ограничения прав и свобод и наложения дополнительных обязанностей. Согласно статье 7 Закона о ЧП, в Указе президента и постановлении Жогорку Кенеша должны быть указаны перечень и пределы чрезвычайных мер и исчерпывающий список временных ограничений прав и свобод граждан, дополнительных обязанностей.

Так, к примеру, в Указе Президента «О введении чрезвычайного положения в городе Бишкек Кыргызской Республики» был определен перечень чрезвычайных мер, временного ограничения прав и свобод граждан и их дополнительных обязанностей.

Что в этом перечне?

Согласно ему, государство во время чрезвычайного положения может:

  1. вводить комендантский час;
  2. вводить особый режим въезда и выезда граждан;
  3. запрещать отдельным гражданам покидать на установленный срок свой дом (квартиру) или место, в котором они находятся на обсервации или лечении;
  4. привлекать к охране общественного порядка, стратегических объектов и объектов, обеспечивающих жизнедеятельность населения, подразделения уполномоченных государственных органов, ведающих вопросами обороны и внутренних дел;
  5. запрещать проведение зрелищных, спортивных и других массовых мероприятий, а также забастовок, собраний, митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетов;
  6.  выдворять нарушителей общественного порядка, не являющихся жителями данной местности, в том числе иностранных граждан, за их счет к месту своего постоянного пребывания или за пределы местности, где объявлено чрезвычайное положение;
  7. в целях обеспечения деятельности предприятий и организаций по производству и поставкам продукции вносить изменения в планы их работы, устанавливать особый режим работы предприятий, учреждений и организаций, а также решать другие вопросы их хозяйственной деятельности;
  8. запрещать увольнение рабочих и служащих по собственному желанию, кроме случаев увольнения по уважительным причинам;
  9. вводить карантин и проводить другие обязательные санитарно-противоэпидемические мероприятия;
  10. использовать ресурсы государственных предприятий, учреждений и организаций для предотвращения распространения коронавирусной инфекции;
  11. привлекать трудоспособных граждан для предотвращения распространения коронавирусной инфекции при обязательном соблюдении требований охраны труда и их здоровья;
  12. вводить контроль за средствами массовой информации, если эти средства могут использоваться для нагнетания сложившейся обстановки на территории, где объявлено чрезвычайное положение;
  13. вводить особые правила пользования связью;
  14. ограничивать движение транспортных средств, в том числе иностранных, и проводить их досмотр, за исключением транспорта дипломатических служб;
  15. проверять документы в местах массового скопления граждан;
  16. регулировать проведение частных мероприятий (свадьбы, дни рождения и другие мероприятия);
  17. вводить для граждан, проживающих на территории, где объявлено чрезвычайное положение, следующие дополнительные обязанности:
  • принимать заблаговременные меры по обеспечению собственной безопасности;
  • соблюдать меры безопасности в повседневной деятельности, не допускать нарушений, которые могут привести к распространению коронавирусной инфекции;
  • изучать правила пользования индивидуальными средствами защиты;
  • оказывать содействие органам государственной власти и организациям в предупреждении распространения коронавирусной инфекции;
  • информировать соответствующие государственные органы об угрозе распространения коронавирусной инфекции.

Как следует из текста закона, этот список должен быть исчерпывающим, хотя на практике уже возникали случаи расширения мер и ограничения прав человека. Взять хотя бы тот случай, когда комендатура запретила гражданам передвигаться на велосипедах и угрожала конфискацией имущества.

Основной закон предписывает, что вводимые ограничения должны быть соразмерными.

А вот насколько принятые в режиме ЧП решения направлены на достижение этих целей, следует еще разобраться. Для этого необходимо понять, насколько принимаемые меры помогают достичь их.

Например, если бы не ввели особый режим въезда и выезда из местности, признанной очагом распространения коронавирусной инфекции COVID-19, то существовала вероятность расширения масштабов и последствий заболевания. Это же касается и запрета на проведение зрелищных, спортивных и других массовых мероприятий, а также забастовок, собраний, митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетов.

Иначе обстоит дело с выдворением нарушителей общественного порядка, не являющихся жителями данной местности, в том числе и иностранных граждан, за их счет к месту своего постоянного пребывания или за пределы местности, где объявлено чрезвычайное положение. В этом случае нет очевидной рациональной связи, которая соответствовала бы конституционным целям ограничения прав человека. Люди, временно проживающие в столице и не имеющие городской прописки, были вынуждены получать справки с места жительства, чтобы их не выселили принудительно. Не совсем понятно, чем опасен человек без городской прописки, или как его выдворение поможет предотвратить распространение инфекции?

Для того, чтобы определить, являются ли эти меры ограничения соразмерными конституционным целям или нет, необходимо не только сопоставить их друг с другом, но еще и понять, насколько они вообще необходимы. Речь идет о том, что не всегда те или иные решения являются единственным выходом из ситуации.

За время карантина в адрес властей поступил шквал критики о том, что и как надо было делать в той или иной ситуации. Власти стойко воспринимают критику и смиренно просят следовать по тому пути, который они выбрали. Возможно, они считают, что альтернативные методы борьбы с коронавирусной инфекцией могли оказаться не столь эффективными, как всеобщая изоляция. Хотя в действительности существовал целый спектр возможных решений, позиция властей остаётся той же: цель оправдывает средства.

Но самое важное в этом случае заключается в определении баланса между ограничением прав и свобод граждан – и общественно значимой пользой для государства и общества. Например, с введением чрезвычайного положения права на свободу слова, доступ к информации, поиск и распространение информации были ограничены. Это было сделано для того, чтобы избежать обострения общественно-политической ситуации и возможной паники среди населения. Одним из ограничений стал отказ в аккредитации журналистов, хотя это не касалось государственных СМИ.

В этом случае, когда на одной чаше весов стоит спокойствие граждан или отсутствие паники, а на другой – ограничение свободы слова, получается небольшой перевес ограничений и нарушение баланса между пользой для общества и ограничением прав человека. Причина в том, что ограничение свободы слова фактически обернулось ограничением права на доступ, поиск и распространение, а главное – на получение объективной информации. Так получилось еще и потому, что эти ограничения подорвали и без того невысокое доверие к власти, став тем самым основой для беспокойства общества.

Несмотря на то, что уже с 1 мая действуют послабления в режиме карантина, а с 11 мая они подкреплены новыми «вольностями», всё же можно попытаться определить соразмерность того, как они реализуются.

Вводя под угрозой коронавирусной пандемии чрезвычайное положение в некоторых местностях страны, власти предусмотрели очень краткий перечень причин и поводов для выхода из дому, да и то на весьма короткое расстояние: в магазин за продуктами, в аптеку за лекарствами, марш-бросок с пакетами отходов к ближайшему мусорному контейнеру – и к врачу в случае болезни. Однако жизнь гораздо богаче любых схем, и этот впечатляюще короткий список оказался недальновидно кратким. Как быть, например, людям, которых чрезвычайное положение застало не у себя дома, да ещё и без возможности пуститься в обратный путь? Или тем законопослушным гражданам, чьи средства к существованию заключены в банкомате, а тот – только в другом селе за несколько километров (причём отправиться туда нельзя из-за режима ЧП, и к тому же весь автотранспорт тоже "на приколе")?

А какими должны быть или уже реализованы на практике краткосрочные и долгосрочные санитарно-гигиенические меры, чтобы минимизировать опасность заражения коронавирусной и вообще любой другой инфекцией?

Руки мыть не только перед едой…

Указом Президента КР от 28 апреля с.г. было продлено чрезвычайное положение на территории городов Бишкек, Ош, Джалал-Абад и Ат-Башинского района Нарынской области до 10 мая включительно. Однако был разработан поэтапный порядок возобновления экономической деятельности, таким образом, с 1 мая 2020 года в режиме чрезвычайного положения разрешены определенные виды экономической деятельности, и этот перечень существенно дополнен вместе с отменой ЧП 11 мая.

Объекты бизнеса, возобновившие работу в эти майские дни, обязаны произвести санитарно-эпидемиологические мероприятия в целях предупреждения распространения инфекции в период восстановления работы после отмены ограничений при ЧП.

Министерство здравоохранения рекомендует кыргызстанцам придерживаться мер безопасности и профилактики, а руководителям учреждений – создать безопасные условия для сотрудников и посетителей их организации.

Ранее Минздрав опубликовал официальные рекомендации для работодателей. Что в них?

  • разработайте график выезда персонала на рабочее место малыми группами;
  • обеспечьте транспорт для сотрудников с условием соблюдения дистанции и с обязательной дезинфекционной обработкой транспорта (поручни, дверные ручки) и проветриванием салона;
  • у входа в офис установите санитайзер для обработки рук сотрудников и посетителей 70-процентным спиртовым антисептиком;
  • на входе в офис проводите обязательную бесконтактную термометрию каждого сотрудника и посетителя;
  • на рабочих местах создайте условия для мытья рук с мылом;
  • обрабатывайте рабочие поверхности (мебель, оргтехнику и прочее) дезинфицирующим средством каждые 2-3 часа, а также после каждого приема посетителя или клиента;
  • организуйте ежедневную уборку и мытье производственных помещений дезинфицирующим средством (протирание дверных ручек, поручней столов, выключателей, раковин, шнуров или рычагов сливных бачков);
  • установите рециркуляторы воздуха или бактерицидные ультрафиолетовые облучатели и закрытые мусорные урны (по возможности);
  • проветривайте помещения каждый час по 15 минут;
  • соблюдайте физическую дистанцию не менее чем в один-полтора метра в течение всего дня;
  • часто мойте руки с мылом не менее 20 секунд или обрабатывайте их индивидуальным антисептиком на спиртовой основе;
  • надевайте маски, если в помещении находится более 2 человек;
  • соблюдайте «респираторный этикет» (при чихании и кашле прикрывать нос и рот бумажной салфеткой);
  • обменивайтесь приветствиями и прощайтесь без рукопожатий, объятий и поцелуев.

…Как законопослушная гражданка и человек, ответственный за здоровье своё и членов своей семьи и окружающих, я сидела дома и выходила на улицу всего несколько раз в силу необходимости. Тем временем я заметила, что в супермаркетах не соблюдались требования, установленные для них в период ЧП. Вот некоторые из них:

1. «На входе в помещение должны быть установлены антисептики для посетителей»

Они были, но не у всех, у кого-то на дальней стене в незаметном месте, а у кого-то и вовсе отсутствовали.

2. «Вход посетителей строго при наличии масок или респираторов»

Посетителей никто не проверял и не останавливал. Я видела много раз, как в торговых залах люди делали покупки без масок.

3. «Измерение ответственным лицом при входе температуры тела сотрудников бесконтактным термометром или способом»

Такого я ни разу не встретила и не видела, чтобы кого-либо проверяли.

4. «Обеспечение и контроль за соблюдением дистанции в полтора-два метра, а также очередности входа посетителей в торговые залы и магазины с учетом площади не более 2-3 человек»

За этим также никто не следил. В супермаркетах в период карантина людей стало в 2-3 раза больше. Это правило никто не соблюдал.

5. «Обеспечение и контроль за соблюдением дистанции в полтора-два метра между посетителями в кассу (установить метки)»

Такого я тоже не наблюдала. К кассе люди рвались, как могли, чтобы успеть сделать покупки во время действия своего маршрутного листа. Покупатели дышали друг другу в затылок.

6. «Установить дистанционные знаки на полу для дистанцирования»

Такие знаки есть в некоторых торговых точках, но их никто не видит, соответственно, дистанцию тоже не соблюдают.

Такого же рода условия выполнения мероприятий дополнительно прописаны для следующих сфер и объектов:

  1. Промышленные предприятия
  2. Строительство
  3. Бытовое обслуживание
  4. Салоны красоты: парикмахерские, СПА-центры, оказывающие услуги по проведению косметических услуг
  5. Бани
  6. Объекты торговли: магазины, торговые центры, рынки и другие

Продолжение следует

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Каныбеком Иманалиевым

19.05.2020 10:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Мигранты. Истинные цифры о преступности
2 029 945

граждан Узбекистана находятся на территории России

Нужно ли запрещать досрочный выход на пенсию в Кыргызстане?

«

Май 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31