90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Грезы и слезы экономики Казахстана. И не только в связи с вирусом

09.07.2020 11:00

Экономика

Грезы и слезы экономики Казахстана. И не только в связи с вирусом

Говоря об итогах прошедшего года глава правительства Аскар Мамин заявил, что, несмотря на снижение мировых цен на нефть и ухудшение внешнеэкономической конъюнктуры, в 2019 году достигнут самый высокий за последние 6 лет рост экономики Казахстана в 4,5%. При этом на рынке труда сохраняется стабильность, минимальная заработная плата выросла в полтора раза. Более того, по новой дорожной карте занятости будет реализовано более 6,5 тыс. проектов, что позволит создать 255 тыс. рабочих мест и улучшить качество жизни населения в регионах путем модернизации инженерно-коммуникационной и социальной инфраструктуры. 

Увы, человек предполагает, а Бог располагает. Казахстан периодически переживает экономические потрясения, обусловленные сырьевой направленностью, слабостью банковской системы, падением платежеспособности населения. Вот и теперь в республику пришел глубокий экономический кризис, и неизвестно, как долго он продлится. Введение в стране карантинных мер для борьбы с пандемией COVID-19 обусловило существенное ухудшение экономической активности. 

Выплеснув вместе с коммунистической идеологией систему наркома здравоохранения СССР Н. Семашко, власти получили переполненные инфекционки, переход поликлиник на дистанционный режим работы, приезд скорой помощи только к тяжелым больным. Руководству страны пришлось задуматься о повторном введении жестких карантинных мер. В итоге текущее состояние экономики Казахстана и перспективы его среднесрочного развития оставляют все меньше оснований для оптимизма.

В прошедшем году обрабатывающая промышленность со сферой услуг опередила по росту горнодобывающую отрасль, показав рост в 4,4% против 3,7%. Однако, во-первых, речь идёт о темпах роста отраслей, а не увеличении их вклада в ВВП. Во-вторых, выход обрабатывающей промышленности в драйверы роста в значительной мере обусловлен ремонтами на крупнейших нефтегазовых месторождениях страны.

В текущем году рост ВВП будет находиться под давлением как низких нефтяных цен, так и падения внутреннего и внешнего спроса. Соответственно, надеяться, что сырьевой экспорт опять станет источником валютных избытков, не стоит. Понятно лишь, что кризис будет глубже, а снижение ВВП больше, чем планировалось. Особенно учитывая, что внешняя и внутренняя экономика далеко неравноправны: последняя находится в зависимом, подчиненном и обслуживающем положении относительно первой. Итогом 5 месяцев стало снижение ВВП на 1,7% по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. 

Министерство национальной экономики в Прогнозе социально-экономического развития (ПСЭР) на 2020 год закладывало рост реального ВВП на уровне 4,1%. В апреле показатели были скорректированы, и спад ВВП составит 0,9%. Однако, если сравнить с первоначальным прогнозом, разница составит почти 5%. Этому будут способствовать почти двукратное падение среднегодовой цены на нефть марки Brent, а также снижение объемов добычи углеводородов.

До последнего соглашения ОПЕК+ в ПСЭР планировалось, что добыча нефти в Казахстане снизится с 90,6 млн тонн в 2019 до 86,0 млн в 2020 году. Однако в итоге сокращение добычи нефти будет значительно больше, чем планировалось, что ускорит падение ВВП, вызванное остановкой экономики из-за карантина. Ожидается, что по итогам года добыча нефти и газового конденсата составит 76,2 млн тонн. Это не только на 16% меньше показателя за прошлый год, но и может стать минимальным уровнем с 2008 года. При этом среднегодовая цена барреля составит около 37 долларов. Кроме того, прогноз предполагает ускорение годового уровня потребительской инфляции до 9-11%.

По данным Национального банка, основной вклад в динамику инфляционных процессов продолжит вносить рост цен на продовольственные товары, которые в мае подорожали на 10,7% в годовом выражении, достигнув максимального значения с октября 2016 года. В соответствии с уточненными оценками по рынку нефти и базовым сценарием Национального банка, предполагающего среднегодовую стоимость нефти на уровне 35-40 долларов за баррель, годовая инфляция прогнозируется на уровне 8-8,5%. Определенным барьером для более быстрого удорожания потребительских цен станет ожидаемое падение реальных денежных доходов населения на 4,9%.

Консенсуса по перспективам развития казахстанской экономики в 2020 году пока нет. Так, после опубликования 11 мая Минфином «Прогноза социально-экономического развития Казахстана на 2021–2025 годы» (ПСЭР) и заседания правительства 19 мая, на котором был рассмотрен и принят «Комплексный план восстановления экономического роста до конца года», глава государства 27 мая подписал указ о создании Государственной комиссии с такой же постановкой задачи: «выработать предложения по восстановлению экономического роста в условиях новой реальности».

Ухудшение эпидемиологической ситуации ставит вопрос о введении жесткого режима, аналогичного тому, который был в марте–мае, причем с еще более худшими экономическими последствиями. Власти Казахстана на фоне всплеска заболеваемости COVID-19 объявили о новых ограничениях, которые названы «мерами по стабилизации эпидемиологической ситуации».

Пандемия внесла свои коррективы на рынке труда, заметно ослабив активность в сфере занятости. В разрезе отраслей наибольший удар пришелся на сферу услуг, на которую в последние годы приходится все большая доля занятости в экономике. По тому, сколько людей подало заявок на получение социальной помощи в размере 42,5 тыс тенге (99 долларов), связанной с потерей дохода, можно прогнозировать резкое падение налогов, связанных с фондом оплаты труда. Власти планировали выплатить компенсации 1,5 млн человек. Однако на начало мая эти выплаты получили 4,5 млн человек, а с 11 мая прием заявлений на пособие был остановлен.

Как недавно заявил глава государства, из-за борьбы с коронавирусом бюджет понес гигантские, миллиардные потери. При этом в Минкультуры планируют потратить 100 млрд тенге на оцифровку архивов, а осенью отпраздновать юбилей Золотой Орды. Подобные бессмысленные расходы власти намерены, усилив фискальное давление, переложить на МСБ, который должен сохранить и рабочие места, и решить социально-экономические проблемы страны. Поскольку повышение налогов уместно при растущей, а не кризисной экономике, то приходишь к выводу, что экономическая стратегия правительства, сводящаяся к латанию бюджетных дыр, по уровню компетентности и здравомыслия в последние годы находится ниже плинтуса.

Пересмотрены, со значительным ухудшением ряда показателей, прогнозы на текущий год и ряда авторитетных международных финансовых институтов. Например, в Азиатском банке развития ранее прогнозировали снижение роста экономики до 1,8%, но в июне изменили оценку до (-1,2%). По сравнению с апрельским скорректировали и прогноз инфляции – с 6% до 7,9%. Согласно июньскому отчету МВФ, прогнозируемый рост экономики Казахстана понижен с -2,5% до -2,7%. Уровень безработицы, все последние годы составлявший примерно 4,8%, вырастет до 7,8%.

Центр исследований прикладной экономики (Applied economics research centre - AERC) опубликовал макроэкономический обзор Казахстана на 2020 год, в котором показывает, что реальный ВВП страны в текущем году упадет на 4,9% – минимальный показатель с 1995 года, а номинальный – с 180 млрд долларов в 2019 году снизится до 160 млрд. Объемы экспорта товаров и услуг в текущем году, согласно прогнозу AERC, сократятся на 36,3%. Вместе с тем уровень среднегодовой потребительской инфляции ускорится до 8,1%. Евразийский банк развития (ЕАБР) прогнозирует, что процесс восстановления может растянуться на два последующих года.

Разрыв платежного баланса, а с ним и баланса бюджета приходится восполнять усиленным расходованием средств Национального фонда и наращиванием внешнего долга (если на конец марта 2019 года он составлял 15,7 трлн тенге, то в мае нынешнего года превысил 18 трлн тенге).
Однако в обновлённом ПСЭР указывается, что средства Нацфонда на конец 2020 года составят 27,4 трлн тенге (39,3% от ВВП). Тогда как в фактическом отчете по Нацфонду его средства на конец апреля 2020 года оцениваются в 26,4 трлн тенге. При этом за четыре месяца из Нацфонда в бюджет было взято всего 1,9 трлн тенге из запланированных 4,8 трлн. Таким образом, отмечают аналитики, по сравнению с цифрами прогноза правительства к 2021 году фактический размер Нацфонда будет как минимум на 3 трлн тенге меньше!

А ведь на Национальный фонд (давно уже находящийся не в накопительном, а расходном режиме) ложится еще и нагрузка по поддержанию катастрофически ухудшающегося внешнего платежного баланса. Осложняет ситуацию потребительская направленность внутреннего банковского кредита – три четверти всей кредитной массы направлено в сторону не производства, а потребления, причем основанного на импорте.

Таким образом, хотя основные экономические трудности еще впереди, в рамках проводимой правительством «антикризисной» политики бюджетные и валютные ресурсы будут быстро израсходованы.
Надо пересматривать все предыдущие парадигмы развития экономики Казахстана. Безусловно, установка на развитие высокотехнологичных наукоемких производств верна, но в долгосрочной стратегии. Целеполаганием в ближайшей перспективе должна стать поддержка развития АПК и МСБ (в том числе в сфере легкой промышленности и торговли) со всеми мерами по налоговым льготам, низкопроцентным кредитам и т. д.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Аскаром Маминым

09.07.2020 11:00

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Асылбек Шарипович Жээнбеков

Жээнбеков Асылбек Шарипович

Спикер Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
44,7%

населения Казахстана проживает в сельской местности

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Август 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31