90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Кому и зачем в Кыргызстане нужна системная оппозиция? Мнение

17.10.2020 13:00

Политика

Кому и зачем в Кыргызстане нужна системная оппозиция? Мнение

Пандемия и ее экономические последствия уже четко обозначили не только тяжелейший глобальный экономический кризис, слом всех механизмов глобальной экономики, но и крушение стандартов и логики госуправления, принимаемых в большей части мира за образец устойчивого и прогрессивного управления, удовлетворяющего интересы общественного большинства. Иными словами, мандат власти, полученный в результате общественного договора, стремительно теряет свою легитимность из-за объективного форс-мажора, лишившего государства возможности выполнять свои договорные обязательства перед национальными сообществами. Журналист Динара Суймалиева поделилась личным мнением по этому поводу.

"Самый свежий и наглядный пример – неуправляемый социальный взрыв в США и неспособность, по крайней мере в настоящий момент, наиболее, как казалось, устойчивой и эффективной системы госуправления, его купировать.

Кыргызстан в данном случае спасает все тот же заниженный рисковый порог. Привычные к перманентному экономическому кризису, давно не надеющиеся на помощь государства в обустройстве своей жизни граждане нашей страны, пока не столь радикально реагируют на развернувшийся экономический кризис. Но уже явно обозначился тренд общественных настроений.

Протестность не просто стремительно растет, она уже не видит легитимных путей и правовых коридоров во влиянии на ситуацию, она все больше склоняется в пользу нигилизма – просто "взять все, да и поделить".

ЧП - по сути адекватная противоэпидемическая мера, приведшая к остановке экономики, обнажила давно сложившиеся реалии – громоздкий аппарат госрегулирования экономики лишь паразитирует на самоорганизованной экономической деятельности населения, облагая налогами и повинуя жестким контролем. В ситуации форс-мажора государство смогло организовать режим сдерживания распространения эпидемии, но пока не показало эффективный кризис-менеджмент.

И общество, предоставленное самому себе в способах выживания, вновь самоорганизовалось, и довольно успешно, в движения социальной взаимопомощи – волонтерство. Но с окончанием локдауна оно уже начинает предъявлять счета государству.

"Список тридцати" еще не затрагивает интересы действующей власти, а, возможно, и пока совпадает с ее интересами. Но это только пока. Завтра другие стихийные движения заявят новые списки на "экспроприацию экспроприаторов", которые вберут в себя не только ныне власть имущих, но будут носить уже классовый характер конфронтации. Дальше больше. История уже знала времена, когда сначала раскулачивали богатых, а потом забирали единственную корову. Проще говоря, мы на пороге неуправляемого социального бунта.

Парадокс, но в этих условиях именно власть как никогда и более всех должна быть заинтересована в оформлении и допуске к выборной кампании системной оппозиции - не назначенной сверху, не нанятой, а воспринимаемой таковой обществом.

И дай бог этой оппозиции успеть аккумулировать протестные настроения и направить их в русло легальных коридоров оппонирования - через выборы, а далее на парламентской площадке.

Презентация политического блока "Жаны дем" под эгидой "Ата Мекен" в условиях затянувшегося, несмотря на давно открывшийся выборный сезон, политического вакуума, возникшего из-за локдауна, позволило многим думающим людям надеяться, что еще можно удержать страну в рамках легальной площадки общественно-политической дискуссии и мирного оппонирования.

Почему блок "Жаны дем" "Ата Мекен" вкупе с "Ак-Шумкар" - системная оппозиция, имеющая историю последовательной политической деятельности, несмотря на поражения и победы? Это не конъюнктурные альянсы, которые наскоро образуются и распадаются лишь на период выборов. Эта оппозиция доказала свою принципиальность, несмотря на гонения и преследования со времен первого президента, не раз доказывала и свой конструктивизм – Текебаев после обеих революций уступал пальму первенства в интересах сохранения широкой коалиции. В случае с Атамбаевым именно бывший президент, а скорее даже его окружение, сделали конфликт непреодолимым, не только в принципиальном расхождении по вопросу Конституции, но и межличностно. И это не случайность. Второй раз Атамбаев наступил на те же грабли уже с действующим президентом…

Но вернемся к актуальному вопросу.

Власть должна понять, что в парламенте должна быть представлена воспринимаемая оппозиционная партия. Только она будет способна абсорбировать протестные настроения и удержать их в правовых рамках.

Как свет бессмыслен без тени, так и власть теряет легитимность без оппозиции. Протестность, усиленная только набирающим в форс-мажоре обороты экономическим кризисом, может снести не только действующую власть, но и госинституты как таковые.

С другой стороны, свято место пусто не бывает.

В случае недопущения реальной оппозиции в парламент в нем очень быстро сформируется противостоящая президенту коалиция из числа ныне лояльных ему партий.

Войдя в парламент троянским конем в комфортных условиях, их оппонирование президенту будет строиться не на идейной основе, а на корыстных претензиях на власть. Не в качестве оппозиционной фракции меньшинства, а в качестве одной или нескольких правящих фракций. Сначала скрыто (торг, шантаж), потом явно. И это не вопрос предательства патрона. Это естество природы борьбы за власть.

Как ни цинично звучит, но оппозиция в лице "Ата Мекена" менее опасна для власти еще и потому, что созданный политический блок – не олигархический, не имеет больших материальных ресурсов, а потому вряд ли возьмет критическое большинство в парламенте.

Небогатость блока "Жаны дем", как опять же это ни цинично, выгодна и для страны, чтобы окончательно не скатиться в ханство как формат государства. В условиях исторически сложившейся традиции формирования парламента на подкупе голосов, "Жаны дем", в отсутствие больших материальных ресурсов, вынужден бороться за электорат не подкупом, а идеями – так, как это всегда происходило с небогатым "Ата Мекеном".

Почему не разбогател за столько лет парламентства? Может быть потому, что это одна из немногих партий, в которую шли профессиональные политики, трибуны с амбициями остаться в истории, а не толстосумы, сколотившие свой капитал на приватизации и вынужденные бороться за охранную грамоту в виде депутатского мандата. А народ, однажды уже обманутый, продав им свои ваучеры на госсобственность за копейки, теперь продает за копейки голоса.

В условиях невиданного доселе экономического кризиса подкуп приобретет еще большие, колоссальные масштабы. Но с другой стороны, гуманитарные подачки олигархических партий не снимут нарастающей протестности. И это будет деструктивная, неуправляемая протестность, если ее не попытаться хотя бы уменьшить, оставив настроениям масс (и не только стихийным настроениям, но и адекватным запросам и требованиям) рупор воспринимаемой легальной оппозиции, которая в стенах парламента сможет удержать дискуссию об условиях общественного договора.

За тридцать лет независимости народ уже показал высокую адаптивность и мобильность к экономическим вызовам, чего не скажешь о государстве, которое не поспевает, тормозит, а то и саботирует прорывные идеи. Оппозиционная площадка должна обеспечить коммуникации для равноправного обсуждения государством и обществом антикризисной программы.

Кто обеспечит эти коммуникационные коридоры? В "Ата Мекене" есть рядовые партийцы со стажем в десятки лет - не рекрутированные бюджетники и местные назначенцы, а люди, выстрадавшие свои принципы в многолетних гонениях и преследованиях. Со своим металлом в голосе. И пока "Ата Мекен" - единственная партия, которая провела региональные конференции с присутствием большого числа партийцев, активных и узнаваемых в своих регионах.

Еще один фактор – пресловутый принцип региональной представленности. "Ата Мекен" - почти единственная партия, не имеющая регионального окраса, несмотря на южное происхождение Омурбека Текебаева. Сумевшая стать общенациональной даже без президентства ее лидера. Союз с "северным" "Ак-Шумкаром" с премьерством в бэкграунде Темира Сариева, вхождение СДПКовцев: популярного северянина Момбекова, молодого, но уже опытного южанина Жанара Акаева - они усилили равно представленный югом и севером надрегиональный имидж блока.

Гендер.

Наверное, никто не будет спорить, что женщины в "Ата Мекене" не просто присутствуют из-за выборной квоты, но вносят равный с мужчинами вклад в деятельность партии - с мандатом или без.

Самым эффективным, на мой взгляд, депутатом действующего созыва парламента, и среди женщин, и среди мужчин, можно назвать Наталью Никитенко. Особенно сейчас, в условиях форс-мажора, она доказала, что умеет не только жечь глаголом, но оперативно реагировать на горящие вопросы и в команде работать над их решением. Возвращение мигрантов - в пример. Безусловно, она одно из ключевых лиц и лидеров партии. Такого реального, а не лишь декларируемого, гендерного баланса в других партиях нет.

И, наконец, "Ата Мекен" первым ответил на запрос об обновлении политической элиты, представив в первых рядах новые, но уже позитивно известные лица, имеющие свою историю успеха.

Именно в эту выборную кампанию общественный запрос на обновление стал настолько принципиальным и существенным, что все партии бросились искать свежих и молодых.

И, как оказалось, это не так-то просто – многие отказываются, не веря в перемены или боясь дискредитировать себя тем, что олигархи сделают из них "балашек". И не каждый, как Жанар Акаев, сможет вырасти из этого статуса. Тем, кто вошел в "Жаны дем", это не грозит. По все той же причине – мандат им не купят ни Текебаев, ни Сариев. Ну, не олигархи они.

Правда, после презентации этого блока, все равно было много критики. Мол, надо было создавать свою партию молодых. Наивно идеалистичные рассуждения. Партия молодых может попасть в ЖК после трех-четырех выборных кампаний в местные и республиканский кенеши - накопив опыт поражений и борьбы, завоевав свой собственный электорат. И вообще, молодость - это не политическое течение.

Есть правые, левые, центристы. "Молодые" - нет такой политической позиции. Что мы имеем сейчас? Молодые амбициозны, но разрозненны, с невнятной повесткой - все изменить. Менять что на что? Недалеко от все той же идеи "взять и поделить", только уже власть. Плюс абсолютное отсутствие опыта реальной политической деятельности обычно приводит такие группы к фиаско ещё на старте.

Поучиться у старых волков не грех. Они тоже пришли в политику молодыми - были кляты и мяты, пока чего-то достигли. С чего ж они должны ее отдать? На основании даты рождения в паспорте никто власть не отдает. Смысл политической конкуренции в борьбе за власть. Правые против левых - понимаю. Старые против молодых, вне зависимости от политических взглядов - не понимаю. Преемственность поколений может быть разной - можно перенять грязные методы, а можно - полезный опыт. Всегда есть выбор.

И последнее. Омурбек Текебаев, исходя из возраста, может претендовать на депутатство максимум в двух будущих каденциях. Пожалуй, больше нет партии, столь состоявшейся, не изменившей однажды заявленным принципам и с лидером, который не сбежал перед угрозой ареста и не был конъюнктурно низвергнут однопартийцами. А главное, который готов добровольно уступить официальное первенство молодым. "Ата Мекен" может стать мостом для входа во власть молодых и принципиальных, с перспективой полной передачи им партии.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

17.10.2020 13:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black
460$

ежемесячная зарплата главы таможни Кыргызтана в 2016 году

«

Октябрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31