90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Власть меняется: Кто и за что отвечает в Кыргызстане?

28.10.2020 15:30

Политика

Власть меняется: Кто и за что отвечает в Кыргызстане?

Последние выборы в парламент Кыргызстана надолго запомнятся населению. Многочисленные нарушения, зафиксированные как в день выборов, так и в период агитации со стороны ряда партий, которые в итоге и победили, вызвали народные протесты по всей стране.

После того, как ЦИК и все международные наблюдатели признали выборы состоявшимися и демократичными люди вышли на центральную площадь столицы – добиваться справедливости. Отмены итогов выборов, конечно же, добились, а вопрос справедливости повис в воздухе.

За неделю после оглашения результатов в Бишкеке успели разгромить Белый дом, восстановить который по самым скромным оценкам за госсчет будет стоить не менее 400 млн сомов (378, 6 млн рублей), освободить ряд заключенных, один из которых, оппозиционный экс-депутат Садыр Жапаров, стал впоследствии премьер–министром страны. За две – под натиском его митингующих в Бишкеке сторонников ушел в отставку президент Сооронбай Жээнбеков. И его полномочия тоже перешли к Жапарову, так как спикер парламента Канатбек Исаев, который до итогов досрочных президентских выборов 10 января должен был управлять страной согласно Конституции, сложил эти полномочия в пользу Жапарова.

Все это время по всей республике шантажировали бизнесменов, грабили и поджигали иностранные предприятия. В столице и крупных городах магазины, которые традиционно после каждой «революции»  в 2005 и 2010 году грабили, в этот раз удалось спасти силами тысяч народных дружинников, которые выходили на улицы и днем и ночью, патрулируя и охраняя покой простых граждан вместо «доблестной» милиции, которая попряталась на несколько дней. Позже милиционеры скажут, что тоже выходили на улицы, только в «гражданском», но им не очень поверят.

Что было?

Все это время, пока царило безвластие в стране, закрылись многие частные предприятия, банки, госучреждения. Начались силовые захваты кресел мэров городов, должностей в министерствах, попытки рейдерских захватов предприятий и погромы объектов горнодобывающей промышленности с иностранным капиталом. Погромы и поджоги произошли на втором по размерам после Кумтора в стране золоторудном месторождении Джеруй с российским капиталом, на месторождениях Бозымчак и Жамгыр с казахскими инвестициями и на Иштамберди и Кичи-Чаарате с китайскими инвестициями. Никто за это до сих пор ответственности не понес. Хотя новая власть и говорит, что готова к диалогу с инвесторами и к их защите, на практике они этого не видят. Горнодобывающая отрасль просто опасается работать – гарантий, что не будет очередных погромов, государство дать не может.

Что происходит сейчас?

Через три недели после того, как люди вышли на акции протеста, мы имеем полное безвластие, никто ни за что не отвечает. Всех так называемых политических заключенных, что были вызволены из тюрем, вернули назад, включая бывшего президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева, добавив ему в вину еще и организацию беспорядков на площади Ала-Тоо. Вернулись туда практически все, кроме ставшего премьер-министром и и.о президента Садыра Жапарова. Не смогли вернуть за решетку так же и экс- мэра Бишкека Албека Ибраимова, и экс-премьера Сапара Исакова, которых тоже освободила толпа в ночь беспорядков с 5 на 6 октября. Они объявлены в международный розыск.

Несмотря на то, что милиция вышла на улицы, порядка больше не стало, элементарные правила дорожного движения нарушаются, митинги словно грибы после дождя появляются у разных административных учреждений. Когда определенные группы не устраивает чиновник, они выводят от сотни до двух человек и требуют его заменить – так уже мэров Бишкека сменилось за последние три недели – четверо. И кажется, это еще не конец. Все занимаются дележкой портфелей, прикрываясь фразой «меня назначил народ» и скандируя «За Кыргызстан».

Меж тем врачи республики бьют тревогу – надвигается вторая волна коронавируса. На юге республики эпидситуация уже усложнилась, и глава Минздрава Алымкадыр Бейшеналиев заявил о том, что в Ошской, Баткенской и Джалал-Абадской областях причиной этому могли стать массовые агитмероприятия перед выборами и последовавшие за выборами акции протеста.

«Причинами могут послужить события, которые произошли в начале октября, а также предвыборные мероприятия. После событий многие начали возвращаться на малую родину и из-за этого могут быть вспышки. Приняты все меры. Открыты дополнительные койки, обеспечены лекарствами и СИЗ», – заверил чиновник.

Бюджет республики просел – не только из-за коронавируса, но и их-за того, что на две недели до централизации власти в руках Жапарова и госструктуры, и бизнес лихорадило – вплоть до того, что банки вывезли средства из терминалов и для Кыргызстана отключалась система SWIFT. Экономическая деятельность была практически парализована. Первые проблемы с госвыплатами уже есть: Минтруда и соцразвития сообщило, что в пяти районах Джалал-Абадской, Нарынской и

Таласской областей произошли  задержки соцвыплат за октябрь. Официально виноват перевод соцплатежей на безналичный расчет и промахи цифровизации, неофициально же люди, оставшиеся без пенсий и пособий, считают, что так пытаются прикрыть нехватку бюджетных средств. И таких случаев явно будет больше: на налоговую забастовку с 1 ноября уходят все рынки республики. Предприниматели Кыргызстана несут убытки с зимы 2019-2020 года из-за периодического закрытия границ соседями и последовавшей за ними пандемии. Даже сейчас пропускают грузы и товары Казахстан и Китай неохотно, и по информации президента Ассоциации рынков Дамиры Долоталиевой, некоторые предприниматели не могут получить товар из Китая пять месяцев.

Близится и момент к выплатам Пекину процентов по кредитам в 2021 году. Экс-президент Жээнбеков и руководство МИД Кыргызстана обращались к руководству Китая с просьбой отсрочить их из-за пандемии коронавируса и сложной экономической ситуации, но не были услышаны. Долг перед большим соседом занимает 42, 5% от всего объема внешнего долга Кыргызстана: это более 1, 7 млрд долларов США. Большая часть из них приходится на китайский Эксимбанк. При этом Россия и другие партнеры отказались помогать стране в финансовом плане, пока она не вернется в правовое поле.

Что дальше?

Но возвращение весьма сомнительное. Большинство руководящих должностей после переворота заняли кадры либо из партии «Мекенчил» (в переводе с кыргызского «Патриот»), которую в 2010 году Жапаров основал со своим соратником и другом Камчыбеком Ташиевым. Либо из партии, в которой Ташиев и Жапаров раньше состояли («Ата-Журт», в переводе с кыргызского«Отечество»); перед выборами-2020 она решила поддержать своих бывших членов. Либо из других партий национал-патриотического толка («Чон Казат» – в переводе с кыргызского «Великий Поход», «Ыйман нуру» – в переводе с кыргызского «Свет веры», «Ордо» – в переводе в кыргызского «Ханская ставка»). Есть и назначенцы, работавшие еще на бывшего беглого президента Курманбека Бакиева (именно при нем Жапаров и начал политическую карьеру).

Заметны и первые сигналы к узурпации власти. ЦИК Кыргызстана согласно законодательству назначила повторные выборы в парламент на 20 декабря вместо тех, что вывели людей на площади по стране. Но уходящий шестой созыв парламента в нарушение ряда положений Конституции и регламента своей работы за один день приостановил действие конституционных законов о выборах, и тем самым продлил себе полномочия на несколько месяцев. В тот же день нардепы решили, что стране нужны не новые парламентские выборы, а поправки в Конституцию, которые должны пройти народный референдум за эти самые месяцы. Что это за поправки, неизвестно: на этап общественного обсуждения законопроекта как и остальные нормы законотворчества, шестой созыв просто плюнул.

 Неконституционный и нелегитимный закон подписал Садыр Жапаров, а Административный суд аннулировал решение ЦИК о повторных выборах, хотя не имеет на то права. Юристы и правозащитники бьют тревогу – в правовом поле в стране осталась только ЦИК, которая подала протест в Конституционную палату Верховного суда на решение Административного суда. Если Верховный суд оставит решение предыдущей инстанции в силе, Кыргызстан станет страной, игнорирующей свою же Конституцию и окончательно уйдет в беззаконие в глазах мирового сообщества.

Уход в беззаконие в Кыргызстане пытаются прикрыть популизмом. Так, Садыр Жапаров объявил 30-дневную экономическую амнистию, которая рассчитана на коррупционеров, уклонистов от налогов и тех, кто имел все это время теневые доходы. Им предлагают компенсировать ущерб в госказну и легализовать доходы, и тогда преследовать по закону их никто не будет (хотя в кыргызском законодательстве таких положений нет). В противном случае нарушителей ждут жернова закона и тюрьма. А друг и соратник Жапарова Камчыбек Ташиев, которого назначили после переворота главой комитета национальной безопасности, на пресс-конференции объявил войну криминалу. После чего в Бишкеке прошел громкий арест одного из главных «воров в законе» Камчыбека Кольбаева, известного на постсоветском пространстве как «Коля-Киргиз».  Ему вменяют создание преступного сообщества. Так же за это время показательно были вскрыты несколько крупных контрабандных схем на кыргызской таможне и в других госорганах: началось зарабатывание очков перед выборами.

Образование

Помимо экономики и политической ситуации, в Кыргызстане в бездну катится и образование. После того, как в Кыргызстане нашли коронавирус, университеты и школы ушли на каникулы и карантин – четвертая четверть прошла онлайн. При этом ни обучаемым, ни педагогам государство практически не предоставило помощи в виде ноутбуков, планшетов или хотя бы телефонов. Уроки же, которые спешно записало Минобрнауки для школьников по всем предметам до конца учебного года, нужно было смотреть по телевизору – а они есть далеко не в каждой кыргызской семье. Но даже в тех семьях, где проблем с техникой не было, возникали трудности: уроки для детей разных классов иногда совпадали. Значительные средства уходили и на интернет – со временем сотовые операторы разработали специальные тарифы, но по карману они все равно бьют и семьям детей, и учителям.

 В сочетании с тем, что большинство компаний и предприятий перешло на удаленку, в квартирах и домах кыргызстанцев начался маленький ад. Который продолжился в новом учебном году. Школы для кыргызских детей и подростков, как и университеты для поколения постарше все так же под запретом. Хотя вовсю работают и кафе с ресторанами (правда, частично подпольно – рейды на соблюдение числа гостей и масочного режима все равно проходят), и караоке, и культовые религиозные учреждения, проходят полуподпольно массовые праздничные и траурные мероприятия.

От этого страдают не только учителя, которые оказались на «электронном поводке» в виде соцсетей почти круглые сутки 7 дней в неделю в контакте с родителями и учениками, но и сами ученики. Качество видеоуроков, которые есть на онлайн-порталах и на телевидении, не очень высокое. А уроки онлайн, что ведут учителя в госшколах, иногда длятся по просьбе родителей порядка 20 минут, чтоб дети не уставали.  Этого времени явно недостаточно для проверки знаний и реализации права школьников на образование.

Страдают не только выпускные классы, но и те ученики, кто только пошел в школу. Ученики начальной школы начали ходить на занятия при соблюдении ряда норм профилактики коронавируса, остальные классы в школах разных форм собственности должны были запустить постепенно. Но потом, когда в стране начались беспорядки, их вернули на дистанционку, включая первоклашек. Исключение составляют частные школы, те, что могут обеспечить минимальный риск заражения коронавирусом среди и учителей, и учеников.

Сейчас же вместе с Республиканским штабом по COVID-19 Минобрнауки говорит  о том, что вторая четверть тоже пройдет онлайн. А там подоспеют и президентские выборы – учителя и преподаватели вузов традиционный избирательный админресурс, а школы и вузы – помещения для голосования. В случае новых беспорядков про школы кыргызским детям опять придется забыть.

Часть родителей – у кого есть возможность – перевела детей в частные школы. Как бишкекчанка Мария. Она – мама второклассника одной из столичных школ. Частных –  по ее мнению, госшкола провалила экзамен на дистанционное обучение. Работа в одной из негосударственных компаний позволяет ей оплачивать обучение, но если политический кризис продолжится, Мария не сможет этого делать.

«Я вынуждена была перевести сына в частную школу, после того, как школы весной перешли на дистанционное образование. Во-первых оказалось, что учителя не могут справиться с учебным процессом – уроки практически не ведут, только присылают задания или голосовые по WhatsApp. Первоклассникам этого недостаточно! Во-вторых, оказалось, что за год сын мало чему научился – в школу он пошел из частного садика, поэтому умел читать, писать, но например, записывать примеры по математике в школе он не научился, оформлять классную и домашнюю работу как надо тоже мог через раз. Их в классе было больше 40 человек, поэтому отследить каждого ребенка учительница, понятное дело, не могла.  А главное, я обнаружила, что сын теперь пишет не письменными буквами, а печатными! То есть к концу первого класса у него произошел откат назад», – говорит она.

– «Во второй класс сын уже пошел в частную школу. Там могут соблюсти санитарные требования – рассадить детей, проводить уборку, поэтому, когда госшколы снова закрыли, мы остались на офлайн-обучении. Да, сложно, но сын имеет возможность нормально учиться, общаться с ровесниками, им занимаются учителя.  После занятий дети делают уроки там же – школа полного дня, потом их развозят по домам. Мне повезло, у меня такая работа, что пока я могу оплатить учебу ребенка в частной школе. А что делать другим родителям, у кого нет денег? Что делать родителям в селах?»

Что касается детсадов, то на 26 октября по республике возобновили работы 96 образовательных учреждений, а это всего 6%: в Джалал-Абадской области 10 муниципальных, в Ошской области 20 муниципальных, в Чуйской области 25 частных и в Бишкеке 39 частных и два ведомственных детских сада.

Язык и будущее

Приход к власти национал-патриотического блока партий заставил обеспокоиться не только граждан «нетитульной» нации, но и многих этнических кыргызов. Первый шаг Садыра Жапарова по возвращению в паспорт графы «национальность» для граждан республики – пока по желанию – многие восприняли как попытку разделить общество. Жапаров выполнил желание части электората: графа «национальность» для народа  была  в списке предвыборных обещаний его партии «Мекенчил» на выборах в седьмой созыв. Но несмотря на добровольность этой инициативы, многим она напомнила стремление разобщить народ страны: убирали графу когда-то как раз из соображений объединения народа как общности кыргызстанцев.

За эти три недели с помощью провокаций пытались раскачать и языковой вопрос в столице – со стороны поддерживающей Жапарова толпы звучали обвинения в том, что иноязычные СМИ искажают информацию, а одного из ораторов, который попытался было выступить перед ними не на кыргызском, а на русском, едва не избили. После настал черед попытки поднять в соцсетях волну возмущения от того, что в столичных залах караоке посетителям не разрешали петь в общем зале на кыргызском языке, потому что в общем зале не оказалось на нем песен в каталоге…В соцсетях на этой волне появились отдельные провокационные комментарии о лишении русского языка в стране статуса официального –  раз уж все равно реформе Конституции быть. Но Садыр Жапаров заверил посла РФ в КР Николая Удовиченко, что курс на Россию у Бишкека останется, и что статус официального языка в Кыргызстане никто отменять не будет.

Несмотря на это, желание уехать начало посещать бишкекчан. Даже тех, кто может работать со всем миром, а жить в Кыргызстане.

«У меня друзья семьи квартиру на продажу выставили, как возможность появятся, говорят, что сразу уедут, хотя раньше до начала октября вообще не собирались», – говорит столичный IT-специалист Антон. – «Сам тоже думаю об этом, но пока не знаю, куда бы хотел. Надо начинать документы собирать, а так неохота это делать, возиться, пробиваться в новой стране. Нет накоплений для этого: здесь их хватает, а на новом месте это ни о чем. Возможно, буду узнавать о переезде в Россию. В России есть родственники, но не такие, чтобы у них можно было прямо остановиться, прописаться, пожить какое-то время, пока не встану на ноги. Но как начинаю читать и думать, сколько надо бумаг собрать и очередей отстоять – настроение падает. По переселению есть программа, конечно, но там вроде только в отсталые города и регионы отправляют, а с моей профессией в них делать нечего. Будущего там нет еще больше, чем здесь. Зимой лучше никуда не дергаться, а там посмотрим. Пока определюсь с местом и узнаю, что понадобится, поднакоплю еще денег».

Про цены

В столице возобновились осенние ярмарки, на которых мэрия обещала «осенние скидки». Бабушка Бактыгуль, стоя в очереди, жалуется, что цены на муниципальной ярмарке выше рыночных.

«В супермаркетах и разных торговых точках резко подорожало подсолнечное масло — на 15-25 сомов за литр, ползут потихоньку вверх цены и на другие продукты. Будет ли у меня в этом месяце пенсия –  вообще под вопросом», –  жалуется она.

Бишкекчанка права. Межрегиональное главное управление Министерства экономики проанализировало цены на продовольственную продукцию по крупным рынкам Бишкека и по областям КР с 15 по 22 октября 2020 года. Цены на продукты и правда начали расти. Так, на рынках Бишкека средняя розничная цена на сахар-песок составила 50-52 сома за килограмм, за неделю цена не изменилась. Средняя цена на сорт риса, пользующийся спросом, на 22 октября составил 65-75 сомов. По всем областям республики розничные цены поднялись на растительное масло от 5 до 20 сомов. По сравнению с соответствующим периодом прошлого года розничные цены в среднем поднялись на 24,2%. В итоге средняя розничная цена составляет 102-115 сомов за 1 литр.
Стоит отметить, что подсолнечное масло в Кыргызстан на 80-85% привозят из России и Казахстана. В республике производят лишь около 12 тысяч тонн масла в год при общей потребности примерно 100 тысяч тонн.

Про миграцию

В сложившейся ситуации желание покинуть Кыргызстан есть не только у ряда жителей, которые до политического кризиса спокойно жили и работали, но сомневаются в будущем. Но и у мигрантов, которые вернулись сюда с началом пандемии из России. В Бишкеке у офиса продаж компании «Аэрофлот» ежедневные очереди из людей, которые хотят купить авиабилеты в Россию. Сообщается, что в офис продаж компании пускают только по списку, некоторые люди ждут своей очереди несколько дней.

Кыргызстанцы жалуются, что билеты в Россию варьируются от 40 до 130 тысяч сомов и до конца ноября их уже практически нет. Чтобы улететь, нужен отрицательный ПЦР-тест на COVID-19. Подобный тест стоит от 1800 до 3000 сом (это от 1705 до 2845 рублей). И в медучреждениях, где этот тест можно сдать, большие очереди. Но властям не до этого, они заняты более важными вопросами, как им кажется – сегодня вновь поменяли мэра Бишкека. Теперь и.о мэра кыргызской столицы – Балбак Тулобаев. Раньше он был руккаппарата бишкекской мэрии, потом его назначили полпредом правительства на родину, в Иссык-Кульскую область.

Тулобаев был едва ли не первым полпредом, который решил уйти в отставку на волне беспорядков в ночь на 6 октября и заявил, что он с народом. Но так как кабмин фактически распустился, принять его отставку было некому и экс-рукаппарата мэрии продолжал находиться в кресле. Тулобаев первым из крупных «жээнбековских» политкадров поддержал самое первое выдвижение Садыра Жапарова в премьеры, которое юристы называли нелегитимным. И остался единственным полпредом, которого Жапаров, став премьером, не сменил.

Чем закончится кыргызский политический кризис, пока не ясно. Население, которое ждало перемен, выходя на площади, разочаровано: произошла не революция и обновление, а рокировка в креслах с перевесом в национал-патриотическую сторону. В соцсетях все чаще звучат голоса о том, что «у молодежи украли революцию» и о том, что политической культуры и элиты в стране нет, а «получить кресло можно, только отсидев» (и правда, у ряда новых назначенцев есть судимости за разные преступления). Но, по  мнению ряда экспертов, в том числе и экс-министра экономического регулирования КР Женишбека Байгуттиева, спасти страну еще можно. Если за ее спасение возьмутся юристы, а не жадные до кресел старые и новые политики и их родственники.

«…Неистовость и необузданность – плохой, негодный советчик для выхода из сложившейся ситуации. Еще раз повторюсь, нам нужно правительство Народного Доверия. На (переходный) период. И из числа профессионалов. Как бы то ни было. Что касается выборов, то тут нужно сформировать группу юристов со звучным названием и полномочиями для изменения Кодекса о выборах. Уверен, компетентности наших неангажированных юристов достаточно, чтобы сделать это в кратчайшие сроки. Это нужно во избежание потрясений, которых в последние пятнадцать лет было более чем достаточно.

Президент же после всех изменений должен уйти в отставку. Стать эксом, возможно или скорее всего с гарантиями. С таким грузом ошибок, когда есть людские потери, досидеть до конца срока просто противопоказано. Еще нам нужен баланс между Севером и Югом, баланс между Западом и ЕАЭС (с превалированием национальных интересов), баланс между интеллектом и глупостью, баланс между левыми и правыми, баланс между совестью и совестью, между честностью и честностью…», – отметил он.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

28.10.2020 15:30

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Омурбек Исакович Суваналиев

Суваналиев Омурбек Исакович

Генерал-майор милиции в отставке

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

173 см

рост президента Туркменистана Г. Бердымухамедова

«

Декабрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31