90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Религиозное образование в Таджикистане: «Если мы не научим, то научит кто-то другой»

28.01.2021 12:30

Религия

Религиозное образование в Таджикистане: «Если мы не научим, то научит кто-то другой»

Более 90% населения Таджикистана исповедует ислам, при этом в стране действует только один вуз, где можно получить религиозное образование – Исламский институт Таджикистана. Запрет на частные религиозные учебные заведения объясняется в Таджикистане угрозами радикализма – как внутри, так и извне страны.

Что в реальности перевешивает чащу весов: опасность исламизации или недостаточная заинтересованность власти в выстраивании системы религиозного образования – в материале Наргис Арабовой для Ia-centr.ru

Источник: Религиозное образование в Таджикистане: «Если мы не научим, то научит кто-то другой»

В конце 2020г. жителя Вахдатского района Таджикистана Абдухалима Ашурова задержали по обвинению в открытии подпольной исламской школы. Мужчину арестовали прямо во время занятий с детьми, которых к нему приводили местные жители. Об инциденте рассказали и государственные телеканалы, подчеркивая, что у задержанного нет религиозного образования, а за свои уроки он брал деньги, тем самым преследуя корыстные цели.

Задержание привлекло внимание общественности и возобновило дискуссию о нормах религиозного образования в стране.

Опасность радикализма VS свобода вероисповедования

С 2016 года в Таджикистане был введен запрет на все частные религиозные гимназии (медресе ). Также, с 2009 года мэрия активно сносила все самовозведённые мечети в спальных районах и медресе при них. Самые громкие случаи произошли тогда в 101-102 микрорайонах Душанбе, где власти бульдозерами ломали мечети и запрещали местным духовным лидерам собирать молодежь и проповедовать за закрытыми дверями. Однако, запрета на частные духовные заведения тогда еще не было.

С одной стороны, решение о запрете на работу частных религиозных учебных заведений аргументируется опасностью радикализма и экстремизма. Так, экстремистские элементы могут радикально настроить молодых людей на общих молитвах в закрытых учреждениях, деятельность которых сложно контролировать. На этом основании и был введен запрет на работу частных учреждений.

С другой стороны, у официального Таджикистана есть прописанная позиция невмешательства в частную жизнь верующих, гарантированная Конституцией страны – свобода вероисповедания.

Сейчас в социальных сетях часто публикуются посты о действиях неофициальных комиссий, которые «ловят» в городе людей, по их мнению, радикально или «слишком мусульмански» одетых.

Комитет по делам женщин также участвует в этих «рейдах». Чиновницы на улицах подходят к покрытым женщинам и проводят беседы, мужчин могут забрать в участок за слишком длинные бороды до выяснения обстоятельств.

Радикальный ислам в Таджикистане – угроза извне

Более 90% жителей Таджикистана исповедуют ислам, чаще – сунитского толка. Как только дети достигают определённого возраста, семьи часто отправляют ребенка к местному духовному учителю, чтобы помочь ему постигнуть азы ислама.

По словам востоковедов и специалистов-теологов, запрет на религиозные школы в данной ситуации не выход. Особенно, в период разгула группировки Исламского Государства – запрещенной организации.

Так, массовый поток отъезда таджикистанцев в Сирию и Ирак в 2014-2015 гг., с целью сражаться за халифат, можно объяснить религиозной невежественностью и неумением граждан РТ выявлять радикальный ислам.

Все потому, что учиться в Таджикистане религии профессионально – почти негде. Если человек хочет стать духовным деятелем, он может рассчитывать только на интернет-ресурсы. В сети же шансы столкнуться с вербовщиками и радикалами возрастают в разы.

Угроза существует и со стороны таджикско-афганской границы: в приграничной к Афганистану ГБАО (Горно-Бадахшанской автономной области) часто замечают представителей группировки «Талибан». Здесь же у талибов есть возможность пересечь границу и попасть уже вглубь территории страны.

Нужно понимать, что общая граница Таджикистана с Афганистаном составляет более, чем 1300 км. Наибольшая ее часть, которую крайне тяжело контролировать, речная (1135,3 км). По официальным данным, сухопутная линия (189,85км) более охраняема, однако существуют так называемые «транзитные коридоры». Это своеобразные обходные пути, которые позволяют беспрепятственно переходить государственную линию между двумя странами. Соответственно, уследить за такими коридорами не всегда получается.

Говоря об опасности исламизма, власти РТ часто ссылаются на небезопасное соседство с Афганистаном и угрозу, исходящую от группировки «Талибан».

Радикальный ислам в Таджикистане – угроза внутри

Однако триггеры для борьбы с радикализмом есть и в современной истории внутригосударственных процессов Таджикистана.

Пять лет назад из-за попытки переворота оппозиционная партия исламского возрождения (ПИВТ) в Таджикистане была признана террористической. Дело в том, что представители ПИВТ принимали участие в подготовке мятежа генерала Абдухалима Назарзода. После этих событий деятельность партии на территории Таджикистана была запрещена.

Именно с этого момента начинается точка отсчета официальной борьбы властей против радикализма.

Часть экспертов утверждает, что запрет партии, изгнание ее из парламента и арест ее лидеров сильно ухудшили имидж страны на мировой арене. До 2015 года Таджикистан на международных площадках ставили в пример, как страну с официальной исламской партией, а сейчас ситуация в корне изменилась.

Есть и другая оценка – с тех пор, как запретили ПИВТ, в стране нет террористических атак, все меньше молодежи сбегает воевать в ИГИЛ (запрещенная организация), практически отсутствует пропаганда ортодоксального ислама, который приносили в массы представители партии.

В феврале 2020 года рабочая группа ООН призвала официальный Душанбе освободить членов ПИВТ, так как вынесенные приговоры нарушают всеобщую декларацию прав человека и международный пакт о политических правах человека.

Генеральная прокуратура в своем письменном отказе комитету ООН со ссылкой на материалы дела и следствия отметила, что в рамках вооруженного мятежа ПИВТ могла причинить большой ущерб стране.

Закон – суров, но он – закон

Тем временем, декабрьский арест руководителя частной духовной школы вызвал шквал комментариев в социальных сетях. Общество так же, как и эксперты, разделилось на два лагеря.

«Я за то, чтобы страна была светской, я боюсь всех этих радикалов и их настроя. Откуда я знаю, что у них в головах. Государство идет на такие меры вынужденно. По-другому, мягко и аккуратно не получится. Если их не сдерживать, будет второй Афганистан. Я не верю в мирное обучение религии таких как задержанный» – делится одна из пользовательниц таджикского сегмента Фейсбука.

«Мы – светское государство, да. Но еще и демократическое! Как, в XXI веке можно забирать людей в участки или арестовывать за обучение религии? Мы – мусульмане в первую очередь, а наша власть делает нас далекими от Всевышнего» – отмечает другой таджикистанец.

Отметим, что в стране существует Комитет по делам религии, в обязанности которого входит контроль за ситуацией с радикализмом и экстремизмом в стране. Чиновники уверяют, что одного исламского университета – вполне достаточно, а в частных духовных гимназиях нет надобности.

Многие таджикистанцы возмущаются вмешательством государства в частную жизнь. Но если вернутся к Закону Республики Таджикистан о Свободе Совести и Религиозных Объединениях от 2011 года, то можно заметить уже там некоторые ограничения.

Например, мечети имеют право на духовное обучение и открытие медресе исключительно при наличии государственной лицензии. Данный документ получить не так просто, а в большинстве случаев – невозможно. И порядок получения религиозного обучения любого таджикистанца определяется Правительством Республики Таджикистан, а также только при письменном разрешение полномочных органов (Комитета по делам религии, в первую очередь).

На данный момент, в стране действует только один вуз, где можно получить соответствующее религиозное образование. Таджикский исламский университет имени Азама Абуханифа является единственным государственным учреждением такого рода, помимо религиозного обучения здесь преподают и светские дисциплины.В год университет выпускает до 150 выпускников. Многие из них далее становятся педагогами в этом же вузе.

Такого количества кадров и выпускников для страны на 90% населенной людьми, исповедующими ислам, не хватает даже для минимального грамотного религиозного просветительства.

Исходя из обозначенной картины жизни исламского сектора, понятно, что во всем важна золотая середина – преследование радикалов и пресечение угроз необходимы для благополучия граждан страны. Однако само по себе религиозное образование не может и не должно уходить на задний план, иначе, может получиться так, что этим образованием займется кто-то другой.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Абдухалимом Назирзодой

28.01.2021 12:30

Религия

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Жоомарт Рахатович Сапарбаев

Сапарбаев Жоомарт Рахатович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
6%

от необходимой суммы было выделено на лекарства для заключенных в Кыргызстане в 2012 году

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Октябрь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31