90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Момент истины. Светское или религиозное: каким будет наш выбор?

Момент истины. Светское или религиозное: каким будет наш выбор?

Большой резонанс в социальных сетях вызвал факт совершения малого хаджа президентом РК Касым-Жомартом Токаевым во время его визита в Саудовскую Аравию, после чего он вошел в священную Каабу. Одни стали писать, что такие вещи не должны транслироваться на широкую аудиторию, поскольку, дескать, вера – вещь сугубо интимная. Другие, наоборот, приветствовали публичное освещение такого действия, поскольку оно символизирует духовность главы нашего государства.

Не берусь рассуждать, кто прав, а кто нет. Пусть каждый останется при своем мнении. Но на этом примере мне хотелось бы высказать несколько соображений о том, как соотносятся в нашем массовом сознании категории «светское» и «религиозное».

Если заглянуть в Конституцию РК, то вопросов по этому поводу вроде бы не должно возникать, так как в ней светский характер нашего общества обозначен четко и ясно. Однако между законодательной базой и реальной жизнью иногда случаются некоторые, скажем так, несовпадения. Поэтому хотелось бы понять, насколько светские ценности являются значимыми для граждан Казахстана.

Полагаю, что они являются доминирующими для большинства жителей страны. Хотя бы потому, что это самое большинство пока ещё составляют люди, воспитанные именно в светских традициях. В то же время растёт доля тех, кто родился уже после обретения Казахстаном суверенитета, в период, скажем так, религиозного ренессанса, и в глазах немалой части этих граждан светские ценности не выглядят такими уж бесспорными.

Например, недавно в социальных сетях мелькнули два имама с очень неординарными, если не сказать странными, уагызами – проповедями. Один из них, рассуждая, насколько халальными могут считаться современные торжества (свадьбы, юбилеи), категорично заявил, что только при условии, если во время их проведения мужчины и женщины будут находиться в разных помещениях. Второй был еще радикальнее. Он сказал, что все, кто носит классические костюмы (мужские), тем самым демонстрируют свою приверженность нетрадиционной сексуальной ориентации. Вот так, ни больше, не меньше.

Самое поразительное, что оба служителя культа внешне очень молодо выглядят. Исходя из этого, можно предположить, что их родители относятся к поколению, которое воспитывалось в светских традициях. Однако эти молодые люди в силу каких-то факторов стали адептами ультраконсервативного ислама.

Возможно, на этот счет существуют какие-то специальные социологические замеры, но я с ними не знаком. Поэтому могу высказать только свое собственное мнение. Так вот, на мой взгляд, несмотря на сохраняющееся преобладание в нашем обществе светских ценностей, здесь не все так уж однозначно, поскольку на это накладываются этнические аспекты. К примеру, среди представителей тюркских, кавказских этносов (особенно среди молодежи) влияние исламского фактора ощущается довольно сильно. Тогда как славяне не демонстрируют такого тяготения к религиозной тематике – во всяком случае, глубина её проникновения в массовое сознание этой этнической группы явно ниже.

В этой связи возникает вопрос: сколь долго светские ценности будут сохранять своё пока еще доминирующее положение в нашем обществе? Способны ли само государство, заложившее их в свою Конституцию, и его институты удержать эту линию?

Воспроизводство ценностного контекста светскости может и должно считаться обязанностью всех «государевых людей», особенно тех, кто работает в гуманитарной сфере – идеологии, образовании, науке, культуре и искусстве. Ведь именно в этих сферах жизнедеятельности формируется дух Просвещения. Сначала в школе, потом в средних специальных и высших учебных заведениях, а вершина пирамиды – наука, фундаментальная и прикладная. Не должны оставаться в стороне литература, музыка, изобразительное искусство и особенно кинематограф. Необходим мощнейший «мозговой штурм» с привлечением компетентных специалистов.

Для начала следует признать, что сегодня массовое сознание казахстанского общества вообще и казахского социума в частности, образно говоря, «атомизировано». К примеру, в национальном вопросе это ностальгия одних по так называемому интернационализму и впадение других в иную крайность – примитивный национализм. Но оба явления подпитываются практически тождественными источниками, в основе которых действительные или мнимые обиды, фрустрации, комплекс неполноценности. И как это ни парадоксально, они являются плодами отсталости и неумения объективно понять и прочувствовать причинно-следственные связи социальных проблем.

Та же картина наблюдается и в плоскости религиозных воззрений, когда налицо невероятная эклектика и полный культурологический раздрай между сторонниками традиционного ислама, представителями радикальных течений и приверженцами тенгрианства. При этом все три крыла претендуют на какую-то якобы только им принадлежащую духовную монополию.

Все эти тренды не могут не вызывать тревоги за будущее нашего общества, тем более тогда, когда встает вопрос о необходимости во что бы то ни стало вписаться в процессы глобализации, проникающие во все сферы жизни. И если мы с учетом многонациональной и поликонфессиональной природы нашего общества не сумеем в кратчайшие сроки выработать какие-то четко сформулированные идеологические и культурологические знаменатели, то вполне может случиться так, что мы окажемся на обочине общемировых процессов. Нечто похожее мы уже пережили, когда традиционное казахское общество, основанное на кочевом типе хозяйствования, оказалось в цивилизационном тупике. Переживем ли во второй раз – большой вопрос…

Сегодня очень актуальным становится вопрос о роли светских ценностей в системе образования и воспитания подрастающего поколения, поскольку именно они играют в нем ключевую роль. Если мы сегодня не поставим их во главу угла образовательной и особенно воспитательной политики, то будущее нашей государственности и нашего общества может оказаться под угрозой. Особенно беспокоит размывание светских ценностей в среде казахской молодежи. Тут вообще складывается парадоксальная ситуация. С одной стороны, налицо стремительный рост национального самосознания и энергичные поиски в направлении самоидентификации. С другой же, - архаизация и погружение в своеобразный «национальный кокон», когда абсолютизируются исключительно «исконные ценности» и начисто отрицается всё то, что в это не вписывается.

Такой тренд усугубляется нарастающей клерикализацией казахского социума, и прежде всего его молодежной части. При этом как-то незаметно, исподволь дух Просвещения выталкивается на задворки массового сознания. На практике это порой выглядит довольно странно – массовая экзальтация во время похорон местечковых религиозных авторитетов и утверждения типа «а зачем нам, казахам, космодром Байконур, от которого только вред?». Понятно, что такие перепады массового сознания ничего, кроме недоумения, вызывать не могут.

Резюмируя, скажу так: «Будущее не за теми, кто ударился в строительство религиозных храмов, а за теми, кто строит чертоги науки и просвещения...». Это старая проверенная истина, подтвержденная всей историей человечества.

У этой проблемы есть еще одна сторона, и касается она вопроса, в какой мере светские ценности формируют гражданскую идентичность казахстанцев. Глубоко убежден, что только такие ценности, основанные на доминанте научных идей и достижений, а также дух Просвещения могут способствовать единению нашего разнородного общества. Альтернатива этому – разбегание по национальным «норам», погружение в культурологический хаос и раздрай со всеми вытекающими из этого последствиями.

А потому важно уже сегодня активно заняться популяризацией светских ценностей в казахстанском обществе. На чём следовало бы сконцентрировать усилия?

Первое. Необходимо выработать ясно сформулированную и четко оформленную государственную политику в сфере идеологии и образования. Мало просто прописать в Конституции светские принципы – они должны повсеместно и каждодневно проявляться в практической работе госорганов. Особенно это касается Министерства образования и науки, Министерства просвещения, Министерства культуры, других ведомств, ответственных за идеологический сегмент государственной политики.

Второе. Пришло время расставить «красные линии», игнорирование которых должно расцениваться как наступление на светские принципы нашего государственного устройства. Например, пора прекратить бесплодные дискуссии вокруг школьной формы. Государство светское, образование светское, а значит, школьная форма и атрибутика тоже должны быть светскими. Конституция РК гарантирует свободу вероисповедания, но вместе с тем провозглашает отделение религии от государства. Следовательно, в государственных школах религиозная атрибутика не должна присутствовать ни в каком виде. Для граждан, желающих, чтобы их дети получили религиозное образование, существуют соответствующие учебные заведения. Поэтому никаких послаблений или компромиссов быть не должно.

Третье и самое важное. Дух Просвещения и научное мировоззрение должны стать краеугольными камнями государственной политики в области образования и культуры, начиная с дошкольных учреждений и заканчивая системой высшего образования. Речь не идёт о запретах или ограничениях в части отправления религиозных ритуалов, обрядов, но и назойливое навязывание религиозных взглядов недопустимо. Каждый должен делать свой выбор самостоятельно и в рамках существующих законов.

Не будем забывать, что пока еще мы живем в светском государстве.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://qmonitor.kz/society/4322

Показать все новости с: Касым-Жомартом Токаевым

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black
73 года 8 месяцев

средняя продолжительность жизни женщин в Кыргызстане

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Декабрь 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31