90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Что скрывает американская биолаборатория в Казахстане?

Что скрывает американская биолаборатория в Казахстане?

Все началось со скандальных обвинений американских биологов в разработке коронавируса в Центральной референс-лаборатории (ЦРЛ) Казахстана в Алматы, построенной и работающей при поддержке Департамента обороны США.

Мы скептически отнеслись к «сенсационным расследованиям» и обратились за разъяснениями в ЦРЛ и посольство США в Нур-Султане. Однако оба учреждения отказались от официальных комментариев, а в американском посольстве и вовсе неофициально «советовали» не освещать эту тему, пригрозив некими «последствиями».

После подобной реакции мы не могли не провести собственное расследование: что пытаются скрыть американцы в Казахстане? Мы благодарим всех неравнодушных журналистов и экспертов, принявших в нем участие, не испугавшись угроз американских представителей.

Приключения американцев в Казахстане

Проблема в том, что безотносительно эпопеи с коронавирусом, казахстанская ЦРЛ действительно используется США в рамках военных биологических программ, что ставит перед Нур-Султаном серьезные политические проблемы в связи с обязательствами перед ШOС и OДКБ.

Официально считается, что ЦРЛ, контролируется Минздравом РК через «Казахский научный центр карантинных зоонозных инфекций» (КНЦКЗ), а по иностранным проектам работает в рамках грантовых программ.

Но на деле в рамках госпрограмм весь КНЦКЗ получается менее 680 тыс долл в год, т.е. менее 4 млн долл за все время работы. В западной научной периодике мы нашли информацию о 28 американских биологических программах в Казахстане с общий бюджетом не менее 20 млн долларов, которые были реализованы Агентством по предотвращению угроз (DTRA) американского оборонного ведомства. Еще более 100 млн долл было потрачено на строительство и оснащение ЦРЛ.

Таким образом, ЦРЛ в большей степени финансируется не Казахстаном, а США. Следовательно, большая часть работы ведется именно в иностранных интересах.

Опять-таки формально в штат лаборатории не входят иностранные сотрудники. Но на деле там практически непрерывно находятся представители иностранных армий, руководящие исследованиями.

Беглый поиск по открытым источникам позволил обнаружить 20 иностранных специалистов, участвовавших в исследовательских проектах ЦРЛ. Подавляющее большинство – сотрудники Департамента обороны США и подрядчики по его проектам; служащие Центра медицинских исследований ВМФ США (Сильвер-Спринг); Института микробиологии Бундесвера (Мюнхен); микробиологической лаборатории центра Минобороны Великобритании в Портон-Дауне. Причем помимо научных многие специалисты имеют и военные звания.

Кроме того, группы казахстанских сотрудников ЦРЛ и других микробиологических лабораторий Казахстана отправлялись на практику в упомянутый выше Центр медицинских исследований ВМФ США, то есть работали в качестве сотрудников оборонного ведомства Соединенных Штатов. Американские ВМФ открыто рекрутируют казахских биологов, которые затем работают по его проектам за рубежом и на родине под руководством американских военных… Но продолжают официально считаться казахскими гражданскими специалистами.

Вот вырезка из журнала ЦМИ ВМФ, с группой казахстанский практикантов. Люди с этого снимка часть вернулись на родину в ЦРЛ, но работать продолжили преимущественно в проектах Департамента обороны.

Их фактический начальник Аллен Ричардс (второй справа в дальнем ряду) запечатлен в штатском, но имеет звание лейтенант-коммандер ВМФ и является крупным специалистом по биологической войне.

Зачем Пентагону казахстанская лаборатория?

Особый интерес исследователей из стран НАTО вызывают заболевания опасные для человека, характерные для Центральной Азии, а также способы их передачи животными или иными путями. Подобные данные необходимы оборонным ведомствам США, Британии и Германии на случай войны со странами OДКБ или ШOС, чтобы быть готовыми к разработке биологического оружия, отвечающего региональным особенностям. А эти данные можно получить только в ходе полевых исследований, возможности для которых предоставляет ЦРЛ.

Кроме того, ЦРЛ может выполнять те же функции, что тюрьма на базе Гуантанамо. Это – место, где можно делать то, что нельзя осуществить из-за юридических ограничений на территории США. Например, в Штатах с октября 2014 года действует мораторий на бюджетное финансирование исследований, связанных с модификацией вирусов, делающих их более опасными для человека,  ряд общих ограничений на их реализацию.

Именно из-за этого запрета в 2015-м были остановлены исследования университета Чапел-Хилл (Северная Каролина) по модификации коронавируса летучих мышей SHC014, предназначенные для создания «химерического» коронавируса, отличающегося повышенной опасностью для человека. Гипотетически, эти исследования можно было бы продолжить в Казахстане. 

С этой гипотезы и начинается спорная теория создания коронавируса в казахстанской лаборатории.

Теория заговора

Напомним, в феврале 2020 года в казахстанских соцсетях появились сообщения со ссылкой на анонимный источник в ЦРЛ, что штаммы коронавируса COVID-19, свирепствовавшего в Китае, совпали со образцами аналогичного вируса, изучавшегося в лаборатории несколько лет назад.

В марте этот «вброс» был неожиданно подкреплен. Журналисты «Русской весны», издания известного скандальными публикациями о региональных НПO, обнаружили в открытых источниках сообщения, что в ЦРЛ действительно три года назад изучался коронавирус, который, как и COVID-19, переносился летучими мышами.

Работа велась в рамках проекта KZ-33 Агентства по предотвращению угроз Департамента обороны США в 2017 году. Группу исследователей возглавлял профессор Гэвин Джеймс Смит, специализирующийся на изучении инфекционных заболеваний.

Наша проверка приводимых источников показала, что работа о коронавирусе, переносимом летучими мышами реально выполнялась в Казахстане по заказу Департамента обороны США. Минимум часть ее результатов опубликована в апреле 2019-го группой ученых, включая профессора Смита, Яна Менденхолла, Ивонну Су, а также нескольких казахских биологов. Изучалась популяция зараженных мышей в пещерах Алтынтау, Караунгир и Кептерхан.

Исследователи писали, что изучали естественное распространение заболевания. По версии же «Русской весны», летучие мыши были искусственно заражены модифицированным штаммом коронавируса с Ближнего Востока, а для казахстанской фауны это заболевание нехарактерно. Проверить по доступным публикациям это не удалось, так как болезни фауны Южного Казахстана плохо изучены по утверждению тех же американских биологов.

Чужая лаборатория

Повторим, версия о рукотворной природе коронавируса не кажется нам доказанной. Пусть этот вопрос выяснят биологи, изучающие ДНК COVID-19.

Гораздо важнее и убедительней сам факт нахождения в Казахстане инфекционной лаборатории, которая за несколько лет перешла под фактический контроль армии и флота США. Несмотря на формальное подчинение Минздраву, реальной работой ЦРЛ руководят офицеры армией  НАTО, которым подчиняются и местные сотрудники. Аналогичным образом западные военные «прибирают к рукам» НИИ Проблем Биологической Безопасности и региональные инфекционные лаборатории.

Фактически ЦРЛ со всеми смежными структурами превращается в незарегистрированную военную базу США и НАTО в Казахстане.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945
35 лет

возраст самого молодого генпрокурора в истории Кыргызстана

Нужно ли запрещать досрочный выход на пенсию в Кыргызстане?

«

Апрель 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30