90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Новый парламент Казахстана: оставь надежды всяк сюда входящий

18.01.2021 13:30

Политика

Новый парламент Казахстана: оставь надежды всяк сюда входящий

Итак, в Казахстане новый парламент. Есть робкие надежды, что обновленный почти на 70 процентов мажилис принесет «ветер перемен», несмотря на то, как он был сформирован. И даже несмотря на то, что после объявления итогов голосования доверие к власти упало еще ниже, чем оно было до 10 января.

Старое обновление

Надо сказать, что наивные казахстанцы каждый раз втайне верят в то, что новый парламент будет чуть ли не прорывным и привнесет «ветер пермен» в нашу с вами жизнь. Но ничего не менялось, в мажилис возвращались одни и те же лица, которые до этого говорили, что выполнили свои функции. На этот раз все представлялось по-другому, и тон «коренному обновлению» задавала сама партия власти. И казалось бы, для этого есть все основания: это и все еще реформаторский имидж нового президента, и прошедшие осенью праймериз, и появление в парламенте «Адала» и (или) «Ауыла», с неким бонусом в виде выхода из него «народных коммунистов».

И наконец, избиратели подкрепили эти надежды своими бюллетенями, проголосовав в большей мере не за эти партии, а против «главенствующей». Принимая тот факт, что протестные голоса в нашей стране засчитывать не принято, «адаловцам» и «ауылчанам» не стали выдавать мандаты, даже если изначально это и предполагалось. По этой же причине «Ак-жолу» и НПК тоже посчитали по прежнему прейскуранту, хотя и добавили по несколько кабинетов в здании мажилиса.

Таким образом, обновление мажилиса проходило по старым правилам и старыми «членами жюри», что может резко охладить реформаторский пыл и зрителей, и артистов. Но если со зрителями, не имеющими никакой возможности повлиять на спектакль, все понятно, то с артистами нужны некоторые пояснения. Прежде всего, если новые действующие лица и исполнители согласились принять старые правила игры, то они автоматически становятся соучастниками кражи голосов со всеми вытекающими отсюда последствиями. Ведь не до такой же степени новые (да и прежние, сохранившие свои месте) депутаты оторваны от действительности, чтобы верить в официальные результаты выборов.

Нур-обновление

В первую очередь, это касается партии власти. По самым скромным подсчетам, каждый третий из представителей фракции «Нур-Отана» в новом созыве попал туда благодаря фальсификациям. Мы исходим из разницы между данными независимых наблюдателей и Центризбиркома, которая дает основание полагать, что на самом деле эта партия получила на треть голосов меньше. Однако, кто именно из них «каждый третий», сказать трудно. Но, так или иначе, будем исходить из того, что все они теперь мажилисмены.

Итак, «Нур-Отан» в нижней палате парламента обновился практически на 70 процентов, при том, что численность фракции сократилась по сравнению с прошлым созывом на восемь человек (отметим, это не считая депутатов, «избранных» Ассамблеей народа Казахстана, среди которых тоже есть «нуротановцы») – теперь он будет представлен 76 мандатами. Примечательно, что больше половины тех, кто был представлен в партийном списке, так и не дошли до финиша. Напомним, в нур-списке было 126 фамилий, из которых 77 попали туда через внутрипартийный отбор, а остальные (49) – по квоте политбюро или, проще говоря, по забронированным местам. В итоге «по брони» в новый созыв попали 40 и через праймериз – 36 партийцев, что, в принципе, было предсказуемо.

При этом не стоит думать, что «новые лица» появились только благодаря праймеризу. Так, например, Дарига Назарбаева прошла по квоте, также, как и, например, Айдос Сарым и Канат Нуров. Кстати, среди парламентариев теперь будет шесть членов Нацсовета общественного доверия. С другой стороны, во внутрипартийном отборе участвовали и действующие депутаты парламента, продлив «абонемент» на следующие пять лет (тот же Артур Платонов). Фракция хоть и помолодела, но официальный представитель молодежи (по казахстанским стандартам – до 29 лет) оказался только один – ставший скандально знаменитым своими инициативами Мади Ахметов. Но квоту женщин и молодежи президентская партия соблюла, приведя в мажилис 24 представительницы слабого пола.

Принцип представления регионов тоже соблюден почти в равной степени, хотя это не является обязательным по закону. Во многом это стало возможным как раз благодаря праймеризу, ведь по «брони политсовета» в основном прошли жители Астаны и Алматы. Около 85 процентов из новеньких являются представителями «коренной нации», что примерно соответствует и прошлым вариантам мажилиса. Мы бы не поднимали нацвопрос, но власти сами это подчеркивают, давая членам АНК, мягко говоря, не совсем конституционное право голосовать дважды и выдвигать своих депутатов – теперь уже по национальному признаку.

Про деловые качества новых, да и ново-старых депутатов мы пока говорить не будем. Среди них встречаются люди разных профессий, но судить об их законотворческих талантах и умении грамотно считать бюджет страны еще рано. Сами «нуротановцы» зачем-то подчеркнули, что среди нового состава всего 7 депутатов ранее состояли на госслужбе – то ли оправдывались, то ли пытались отвлечь внимание. Хотя в нормальных странах статут и имидж депутата резко повышается от наличия в его трудовой книжке записи о работе на высших и средних государственных должностях. Но это в нормальных…

Нечертова дюжина

Вернемся к «нашим» депутатам. Фракция ДПК «Ак-жол» в процентном отношении обновилась круче «старшего брата». Не сочтите за назойливость, но мы опять напомним, что она могла бы пополниться еще больше, если бы голоса казахстанцев считали правильно (в среднем 30 процентов). Но они были рады и 12 мандатам, что на пять штук больше, чем в прошлый раз. С прежнего созыва его получат только четверо, включая председателя партии Азата Перуашева и экс-кандидата в президенты Данию Еспаеву.

Кстати, в акжоловской фракции теперь будет только две женщины. Молодежи в этой дюжине нет совсем, но нужно подчеркнуть, что в спешке принятом в прошлом году законе оговаривается 30-процентная квота для молодежи и женщин только в партийных списках. Странная логика – во-первых, объединять женщин и молодых по одну гребенку равносильно объединению теплого и синего, а во-вторых, оговорка про партсписок очень напоминает псевдодемократию, о которой любят говорить с высоких трибун. В то же время, есть резонный вопрос – способен ли быть депутатом парень в 25 или даже 29 лет?

Национальным и географическим разнообразием «акжоловцы» тоже особо не заморачивались. А что касается деловых качеств кандидатов от партии предпринимателей, то об этом, наверное, можно будет судить по их работе. Ведь одно дело агрофирмой руководить (нужное дело) или посты в «ФейсБуке» писать (не всегда полезное), а другое – политикой заниматься и законы правильные принимать.

Сейчас пока трудносказать, было ли увеличение фракции «Ак-жола» на пять человек заранее запланировано или же это было решено в оперативном порядке после подсчета реальных голосов, но понятно одно – «Перуашев и Ко» может остаться довольным от прошедшей избирательной кампании. И тот факт, что ни он сам, ни его юристы, не говоря уже о наблюдателях от партии не стали возмущаться, говорит о том, что они изначально приняли «правила игры», и поэтому ко всем последующим депутатским инициативам нужно будет относиться максимально критически.

Опять «красные»

Этот постулат относится и к Народной партии Казахстана. Недоверие к ним тоже было изначальным у протестного электората, и НПК даже присоединяли к «Нур-Отану», как к партии, за которую не надо голосовать при системе «Эврика». И в некоторых регионах, согласно соцопросу исследовательского центра «САНДЖ», «народники» не получили проходного балла. Но мы сейчас, как договаривались, не будем зацикливаться на независимом подсчете голосов, а обратим внимание на другой факт – как можно доверять тем, кто легко и быстро избавился от коммунистической идеологии партии решением одного съезда? Вообще, если партия уходит от своей идеологической базы, то она должна самоликвидироваться. Но в случае с КНПК это стало неким условием для прохода в следующий созыв мажилиса.

И «бывшие» коммунисты прошли, причем, добавив себе еще три мандата – итого всего десять. Обновление фракции у них тоже прошло масштабно – в ней теперь семеро новеньких. То есть, четверо из прежних «красных» депутатов, включая Владислава Косарева, не попали в мажилис. Не будем выяснять, почему – из идеологических соображений или по условиям все той же игры – все это внутрипартийные дела. А вот как это обновление скажется на парламентской работе, уже интересно. Думается, НПК придется потрудиться, чтобы не вызывать дополнительное раздражение в обществе. Для этого будут использоваться простые и понятные трюки с девизами о социальной справедливости и что-то в этом роде.

Но это все в будущем. Пока же отметим, что в новой фракции две женщины, одну из которых, Ирину Смирнову, многие знают, как человека инициативного и борющегося за социальные права людей, но при этом нужно помнить ее фразу относительно России и Советского Союза. Впрочем, мы опять уходим от темы. Скорее всего, «народники» будут действовать по тем же принципам, что и раньше, стараясь не использовать в своих речах цитаты классиков марксизма-ленинизма.

А еще в скором времени мы сможем стать свидетелями баталий между НПК и «акжоловцами». Это будет продиктовано двумя главными моментами – борьбой за право называться парламентской оппозицией и создание видимости ожесточенных депутатских дискуссий. Действительно, ведь не «Нур-Отану» же им оппонировать. Не по чину.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://www.exclusive.kz/expertiza/politika/122763/

Показать все новости с: Даригой Назарбаевой

18.01.2021 13:30

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black
$4 млрд 212,4 млн

внешний долг Кыргызстана

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Июль 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31