90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Что выберет Казахстан – духовное возрождение или модернизацию сознания?

19.05.2021 09:30

Общество

Что выберет Казахстан – духовное возрождение или модернизацию сознания?

Уже более 20 лет казахстанские идеологи бьются в поисках того, как наилучшим образом преобразовать массовое сознание казахстанцев. Но все пути, которые они выбирают, оказываются либо чересчур извилистыми, либо тупиковыми, и каждый раз «пастыри» возвращают нас в исходную точку. Вот и сегодня мы стоим перед выбором: как, куда и с кем двигаться дальше. Поразмышлять на эту тему мы предложили преподавателю одного из казахстанских вузов, российскому историку и политологу Николаю Осипову.

Благие намерения

- Николай Иванович, казахстанскому обществу сегодня одновременно предлагаются и духовное возрождение, и модернизация сознания. Давайте для начала разберемся, нет ли между этими понятиями серьезного противоречия, или же, напротив, они дополняют друг друга?

- По смыслу эти два понятия во многом различаются и даже противоречат друг другу. Модернизация общественного сознания, как правило, обращена в будущее и связана с поисками и внедрением инноваций: новых идей, новых смыслов, новых социальных и коммуникативных технологий, социальных практик для поступательного технологического, экономического, культурного, политического развития общества и государства. Примером успешной модернизации общественного сознания с полным основанием можно назвать эпоху европейского Просвещения в XVII – XVIII вв.

Тогда как духовное возрождение предполагает возвращение к некоему славному прошлому, к духовным ценностям и ориентирам, которые были утрачены либо незаслуженно отодвинуты на периферию. Иначе говоря, это восстановление духовной первоосновы того или иного общества, нации, страны. Ярким тому примером служит знаменитая Эпоха возрождения XV-XVI вв. в Западной и Центральной Европе, которая способствовала возобновлению массового интереса европейцев к великому античному культурному наследию.

Что их объединяет? Оба эти процесса нацелены на преобразование массового сознания десятков и сотен миллионов людей при активном, деятельном, масштабном, но не всегда и не во всем благотворном содействии государства.

Вообще, мировая история знает лишь четыре способа переделки общественного сознания. Первый – мифологический, то есть создание некоего эпоса, который объединяет те или иные народы. Второй – религиозный, когда на основе веры формируется новое восприятие действительности. Третий – идеологический, который вокруг определенной идеи выстраивает соответствующую политическую систему. И четвертый, относительно новый способ, – социальные сети, через которые происходит мощнейшее влияние на сознание людей.

Причем все эти четыре способа никогда не утрачивают своей актуальности и в разном соотношении применяются. Вот только эффект всегда разный, поскольку он напрямую зависит от того, кто и с какими намерениями их использует...

- Можете привести самые, на ваш взгляд, негативные и самые позитивные примеры такой «переделки сознания»?

- Исторических примеров модернизация общественного сознания предостаточно. Большая их часть была реализована либо за счет системы образования, либо за счет активной поддержки соответствующих групп интеллигенции, либо за счет поощрения граждан (праздниками, соответствующей системой воспитания и т.д.).

Самый могущественный и самый страшный пример переделки общественного сознания продемонстрировала, конечно, Германия, которая через систему образования настолько изменила сознание немцев, что его хватило на две мировые войны. Не менее яркий пример – это советская коммунистическая идеология, которая привела к глобальной перестройке ценностных ориентаций сотен миллионов человек.

Учитывая масштабность этих двух идеологий, кое-кто даже пытается поставить их на одну доску. Но я с этим категорически не согласен. Все-таки фашистский режим, в отличие от коммунистического, был абсолютно расово-этническим, в нем не было и намека на интернационализм и гуманизм. Миллионы людей гибли за абсурдную по своей сути идею мирового господства Германии. Чего стоит одна лишь фраза Геринга: «Когда я слышу слово «культура», то хватаюсь за пистолет»…

То есть, нельзя характеризовать модернизацию общественного сознания как исключительно негативный или позитивный процесс. В той же коммунистической идеологии было много как хороших, так и плохих черт. Вопрос лишь в том, как я уже отмечал, с какой целью они воплощаются в реальность. Говорят: «Благими намерениями вымощена дорога в ад», но часто бывает и так, что с адскими намерениями совершаются благие дела...

Самыми позитивными примерами переделки массового сознания стало распространение и утверждение идей Просвещения, гуманизма, либерализма, демократии, национального единения в конце XVIII–XIX вв., провозглашение в рамках антифашистского сопротивления и в последующем реформистская реализация идеалов прав человека, социальной справедливости, национального, расового равенства.

Из крайности в крайность

- А в чем Казахстан на данном этапе поисков нуждается больше – в духовном возрождении или в модернизации сознания? Или и в том, и в другом одновременно?

- Символично, что на днях, 23 мая, исполнится ровно 25 лет, как в стране начались поиски сочетания духовного возрождения и модернизации общественного сознания. Отправной точкой стало выступление Нурсултана Назарбаева, провозгласившего Концепцию формирования государственной идентичности Республики Казахстан. А чуть позже была объявлена знаменитая программа развития «Казахстан-2030». То есть, почти одновременно были приняты два важных и пересекающихся по смыслу документа.

Не спорю, эти процессы должны развиваться во взаимодействии, но совершенно очевидно, что в условиях Казахстана приоритетной является задача модернизация общественного сознания. Тем более что с духовным возрождением все не так просто, как хотелось бы. В нашем прошлом есть вещи, которые могут, наоборот, казахстанцев разъединить, а не объединить.

Будем откровенны: ни у казахов, ни у русских, ни у представителей переселённых в Казахстан народов нет какого-то единого исторического рубежа, общего «золотого века», который бы всех консолидировал и вдохновлял на приобретение и усвоение общих ценностей. Есть лишь отдельные и отрывочные краткие исторические моменты...

- Что же не так с нашим прошлым?

- Одним из самых мощных ударов по перспективам духовного возрождения Казахстана, на мой взгляд, стало произошедшее примерно век назад уничтожение и взаимоуничтожение цвета казахской интеллигенции, когда многие ее представители увлеклись гражданской войной, социалистическими воззрениями. Затем последовали социалистические эксперименты 1920-х–30-х годов, которые полностью разрушили первооснову экономического и культурного существования казахов - номадическую систему хозяйства и номадические культурные традиции. Даже если в общественном сознании они все еще сохранялись, надежды на духовное возрождение на основе обращения к ним были окончательно похоронены в 1940-е–80-е годы в процессе социалистических модернизационных социально-экономических и культурных преобразований.

Но они не избавили сегодняшний Казахстан от экономического колониализма, социальной и культурной сегрегации, этнократизма, трайбализма и прочего. Очевидно, что это были и есть не те идеи и реалии, которые могли стать основой духовного возрождения и созидания.

- А что вы предложили бы взять за основу модернизации?

- Казахстан – действительно уникальная страна, и все вокруг это признают, в том числе в России и на Западе. Мало того, что она самая большая по территории из всех тюркских государств, так еще и единственная в мире неславянская страна, где большая часть населения свободно владеет русским языком, обращается к русской культуре и её духовным достижениям. Таких государств больше нет! Казахстан - феномен! И от этих преимуществ нам предлагают отказаться? Разве не было бы более логичным и полезным для народа Казахстана модернизироваться как раз на этой основе?

Но вместо этого мы наблюдаем обратное - усиливающийся раскол между теми, кто призывает делать упор на создание казахской нации и тем самым пытается возвести в приоритет этноцентрично понимаемое духовное возрождение, и теми, кто говорит о казахстанской нации и соответственно полагается на модернизацию общественного сознания.

Причем все эти метания из крайности в крайность четко прослеживаются по принятым идеологическим программам. Всего их было три. Первая - Доктрина национального единства (2010-й год), где была заявлена идея казахстанского согражданства. Следующая – патриотический акт «Мәңгілік Ел» (2014-й), в котором выдвинута национальная идея общеказахстанского дома. И последняя - «Рухани жаңғыру» (2017-й), где продекларирован явный переход к казахскому духовному возрождению, но опять-таки под лозунгом модернизации общественного сознания.

Любопытно, что противоречие заложено уже в самом названии программы («рухани» – арабское слово, а «жаңғыру» – тюркское) - эдакая смесь тюркизма и арабизма, которая плохо вписывается в основную концепцию модернизации. Хотя это уже не столь важно на фоне стремления сформировать конкурентоспособную нацию, найти культурный код и т.д. (что можно только приветствовать) через инструменты и задачи, которые не способствуют ни модернизации сознания, ни уж тем более духовному возрождению.

По пути двуязычия и согражданства

- О каких конкретно инструментах и задачах идет речь?

- К примеру, было переведено на казахский язык 3,5 тысячи научных терминов с греческими и латинскими корнями. Не буду тратить время на рассуждения о том, насколько адекватна эта идея, замечу лишь, что она не укладывается ни в «модернизацию» ни в «возрождение» и, скорее, смахивает на этноцентризм. То же самое касается перехода на трехъязычие. Сама по себе инициатива, конечно, неплохая, но в казахстанских реалиях просто неподъемная. Для начала нужно осилить хотя бы двуязычие.

Согласно статистике, уровень свободного владения государственным языком среди русскоязычного населения Казахстана за период с 1991-го по 2018-й практически не изменился. А это говорит о неэффективности многочисленных госпрограмм развития казахского языка, на которые ушли огромные средства. Для сравнения возьмем Татарстан, где благодаря продуманной государственной языковой политике примерно за тот же период удалось увеличить количество владеющих татарским среди русскоязычного населения более чем в 3,5 раза!

Вы спросите, почему такая разница? Да потому, что в Казахстане не было создано культурных, кадровых условий для нормального изучения государственного языка - одни только поручения и обещания. А на практике попробуйте найти хоть один общедоступный казахско-русский или русско-казахский толковый словарь - их попросту нет, и никто этим не занимается. Естественно, на одних разговорниках и обучающих технологиях в таком важном деле далеко не уедешь...

Другая причина – стремительное падение в последние три десятилетия уровня образования, причем как высшего, так и среднего, его дробление на элитарное, первосортное и второсортное. Плюс разделение средних учебных заведений на казахскоязычные и русскоязычные, что, на мой взгляд, изначально было тупиковой идеей. Нужно было идти по пути двуязычного образования, и тогда мы получили бы положительный объединительный результат, хотя, конечно, не сразу.

А еще мне непонятно стремление представить так называемую Сакральную карту Казахстана под видом средства модернизации общественного сознания, хотя это его антитеза, самый настоящий архаизм. Например, в Западно-Казахстанской области нашли «золотую женщину» и даже построили ей маленький мавзолей. Причем она даже не тюркского, а, скорее, иранского происхождения. Что этим хотели сказать? Что мы связаны с ранними номадами? Да, номадизм – это великое духовное наследие, от которого казахам ни в коем случае нельзя отрекаться. Но, согласитесь, это не самая благоприятная почва для духовного возрождения, не говоря уже о модернизации общественного сознания.

В этом плане достаточно показательной была статья Нурсултана Назарбаева «Семь граней великой степи», где упор снова сделан на тюркской этнической идентичности. Создаётся такое представление, что казахи - самые великие тюрки, а ведь это совсем не так. Надо, наконец, понять, что на таких духовных традициях, как жузовость, трайбализм, номадизм, этноцентризм, казачество, советизм и т.п., создать успешное казахстанское общество и государство не удастся. Поскольку в итоге все перессоримся, передеремся. Нужно брать курс на перестройку общественного сознания, основанную на новых культурно-интегрирующих объединительных идеалах.

- Каковы ваши выводы и рекомендации?

- Вообще, есть три принципа модернизации общественного сознания, проверенные историей. Первый - принцип этничности, а, точнее, принцип крови. Второй - принцип почвы, он же принцип гражданства. И третий, более поздний, - принцип согражданства. Так вот все духовно-идеологические концепции в Казахстане пытались реализовать, обращаясь сразу к трем этим принципам, но каждый раз получалось возобладание принципа крови. То есть, в конечном итоге приоритет отдавался возвращению к этническим истокам. А это для казахстанского общества, без сомнения, губительное направление культурного и духовного развития.

Убежден, что приоритетом должна, конечно же, стать модернизация общественного сознания. И для этого открыты пять возможных путей интеграционного развития казахстанского общества. Первый – тюркский, или пантюркистский. Второй – тюрко-славянский, или евразийский. Третий – тюрко-европейский, который доказывает, что мы хоть и периферия, но к Европе тоже имеем отношение (отсюда все эти инициативы: госпрограмма «Путь в Европу», трехъязычие, НИШ и т.д.). Четвертый – тюрко-китайский, то есть китайский вариант евразийства. И пятый – исламистский, или панисламистский.

Все эти варианты так или иначе могут быть реализованы в Казахстане. Но, на мой (возможно, пристрастный) взгляд, имеющийся опыт, пусть и во многом трагичный и неоднозначный, последних 250 лет доказывает предпочтительность выбора в пользу тюрко-славянской евразийской интеграции. Поскольку лишь на этом пути можно качественно модернизировать общественное сознание, не растеряв при этом всё лучшее в прошлом всех народов, которые сейчас проживают в Казахстане. А в этой культурной этно-расовой и реформистской реализации синтетичности и этно-конфессиональной синкретичности заключается принцип согражданства, который наиболее подходит Казахстану и к которому мы должны стремиться.

Комментарий в тему

Еркин Иргалиев, политконсультант, исполнительный директор Западного регионального филиала Научно-образовательного фонда «Аспандау»:

- Когда-то, с падением учения воинствующего материализма, нас объективно занесло в чистый идеализм. Сейчас же, после 30 лет нахождения в нём, пора уже вернуться на грешную землю. И убедиться, что самые высокие материи уже рождаются в конкретных сферах: в цехах немногих заводов и фабрик, на полях и фермах выживших сельских предпринимателей, в лабораториях учёных-новаторов... То есть, и духовное возрождение, и модернизация сознания одновременно происходят и будут происходить только в полезных производствах, у практиков-прагматиков, настоящих героев нашего времени и творцов новых ценностей, трудовой этики, буржуазной морали и так далее.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://qmonitor.kz/politics/1604

Показать все новости с: Нурсултаном Назарбаевым

19.05.2021 09:30

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности
6%

от необходимой суммы было выделено на лекарства для заключенных в Кыргызстане в 2012 году

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Декабрь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31