90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Казахстан горит из-за коррупции и нехватки финансирования

15.06.2023 20:00

Политика

Казахстан горит из-за коррупции и нехватки финансирования

Возможно, казахстанцы вновь не дождутся наказания истинных виновников в катастрофическом пожаре.

МЧС не волшебники, или главное – вовремя попасть в камеру?

В молниеносно распространившемся пожаре в Абайской области погибло 15 человек, несчетное количество диких и домашних животных, уничтожены тысячи гектаров бесценного леса. Весь Казахстан обсуждает несчастье и задается вопросом: чьи головы, фигурально выражаясь, должны слететь первыми?

Несколько дней назад президент Токаев снял с должности главу МЧС Юрия Ильина. Да, разговоры о промедлении его ведомства и вероятной отставке возникали еще в прошлом году, когда буквально всей республикой тушили Костанайскую область. Тем не менее, все громче специалисты говорят о том, что МЧС далеко не во главе списка виноватых.

Резерват "Семей орманы", в котором начался пожар, относится к ведению Комитета лесного хозяйства Минэкологии, сообщают источники. Глава Минэкологии Зульфия Сулейменова очень трогательно смотрелась рядом с президентом на его встрече с родственниками погибших. Быть может, эмоциональную реакцию министру нужно было проявить в правительстве, заранее поведав, в частности, о том, что в лесных хозяйствах зарплаты, по данным местных спецов, не дотягивают до минимально пристойных показателей? Родственники погибших и очевидцы наперебой говорят в СМИ, как лесники отправились навстречу смерти в личном автотранспорте и вероятно без должной экипировки.

Зульфия Сулейменова назначена на пост лишь в январе этого года, без сомнения, у нее еще руки не дошли до всех уровней ответственности. Вопрос о недостаточном финансировании, однако, можно задать и ее предшественнику Сериккали Брекешеву. Только сомнительно, что проблемы финансирования резерватов и прочего лесного или водного хозяйства в принципе поднимут с нужной настойчивостью. В Министерстве экологии, геологии и природных ресурсов традиционный упор делается именно на ресурсы, а леса – что леса? Они просто горят каждый год.

Скажем, в официальной биографии министра Сулейменовой нет ни строчки, говорящей об опыте работы "на природе", в основном руководящие должности с размытыми функциями. К тому же, в мае глава ведомства уверенно заявила, что "на внедрение системы раннего обнаружения пожаров выделено 4,1 млрд. тенге. К 2027 году финансирование данного направления позволит покрыть 15% особо охраняемых природных территорий". И где же, так сказать, практическая польза этих вложений?

Кстати, министр финансов Ерулан Жамаубаев сообщил Закон.кз, что Комитету лесного хозяйства Министерства экологии и природных ресурсов на 2023-2025 годы выделили из бюджета 121,5 млрд. тенге, на текущий год – 52,7 млрд. тенге. На вопрос о том, почему резерват "Семей орманы" оказался бессилен перед стихией министр ответить затруднился.

Иногда кажется, что корень зла, ключевая отметка системного сбоя в нарушении правил карьерного роста. В распроклятые советские времена считалось необходимым, чтобы чиновник на своей шкуре испытал все этапы вертикали. Претендуешь на пост министра МВД? Поработай хотя бы в молодости лет пять патрульным. Хочешь стать министром промышленности? Покрути гайки на заводе. Назначаешься на должность министра экологии? Походи с лопатой по лесам или водным хозяйствам.

При наличии реального опыта чиновник сразу будет видеть то, что невозможно понять с высоты статуса "белого воротничка", завсегдатая международных конференций. Каково это – тушить пожары на огромной территории, рискуя не вернуться, получая нищенскую зарплату, не имея необходимого снаряжения? И даже без надежды на увольнение, потому что семья, кредиты и другой работы особо нет.

На местах, то есть непосредственно в резервате, тоже вскрылся кромешный ужас. Пожар в регионе далеко не первый, но зарево коррупционных скандалов горит еще ярче. Теперь перейдем к деталям.

Пожары нужно тушить из Астаны

Петр Первый говорил в разгар шведской войны: чтобы пушка выстрелила под Нарвой, ее надо зарядить в Туле, на оружейном заводе. В нашем случае, чтобы машины, вертолеты, вода, насосы и рации оказывались в локации возгорания вовремя, требуется достаточное центральное финансирование. И, конечно, распределение бюджетных средств строго по закону.

По отзывам специалистов, пожар в Абайской области начали тушить с опозданием, так как техника не могла пройти из-за особенностей рельефа. Буквально за полсуток площадь бедствия удвоилась, а сейчас уже составляет 60 тысяч га. "Почему мой муж во время службы находился в лесу на личном автомобиле?" - спросила на встрече с президентом Токаевым супруга погибшего инспектора Алексея Губаева. Пожалуй, в современном Казахстане сложнее вопроса не существует, ибо здесь открывается широчайшая зона бесконтрольности.

Начнем с ведомства, которое уже "получило по шапке", а вот узнаем ли мы меру ответственности резервата, акимата и Минэкологии – сказать сложно. По последним данным, в отношении Юрия Ильина будет проведено расследование.

Итак, Министерство по чрезвычайным ситуациям. Едва ли не самое бедное из министерств, его бюджеты и близко нельзя сравнить с прорвой денег, выделяемых, скажем, на так называемое развитие туризма, инновации и прочие модные фишечки, столь любимые нашими эффективными менеджерами.

В МЧС неоднократно поднимали тему нехватки финансирования. В октябре прошлого года министр Ильин сказал: "среди техники, которая нам необходима, основным вооружением является пожарная автоцистерна. Когда мы закладывали бюджет в 2022 году, ее стоимость составляла порядка 56-65 млн. тенге за штуку, сейчас цена выросла до 110-120 млн. тенге, то есть почти в два раза. Несмотря на то, что у нас есть отечественные заводы по сбору техники в Уральске, Кокшетау, Семипалатинске, в основном все комплектующие идут на рынок с других стран, а отечественный автопром не может пока удовлетворить наши потребности". Один вертолет обходится в цену около восьми миллиардов тенге, добавил Ильин.

"В течение трех лет у нас реализуется дорожная карта по материально-техническому оснащению. Когда мы ее составляли, процентное оснащение новой техники в некоторых регионах достигало в крайнем случае 40-45%. В настоящее время некоторые регионы мы выправили за счет республиканского местного бюджета, новое техоснащение достигает 70-75%. Во вновь образованных регионах, к примеру, в Абайской области из более чем 160 единиц основной техники порядка 40% – новая, остальное надо менять", - заявил он.

В конце мая этого года в министерстве пояснили, что оснащенность специальной техникой составляет около 89%, не хватает 440 единиц. В ведомстве предложили также закупать технику на местном уровне, то есть в акиматах. Однако также в ведомстве сообщали, что каждая пятая имеющаяся единица техники в МЧС из-за длительных сроков эксплуатации не готова к ликвидации пожаров и возгораний. Кроме этого, есть регионы, где оснащенность техникой природоохранных и лесных учреждений не превышает 50%.

Тем не менее, поясняют эксперты, первый заслон на пути бедствия должны ставить работники лесного хозяйства и акиматов, а силы МЧС подключаются по мере необходимости.

"Министерство и другие соответствующие органы дали неправильный прогноз по масштабу бедствия. Надо было на месте, самыми оперативными средствами потушить пожар, локализовать как минимум. Не сделали. Проявили непрофессионализм, халатность. Все будут наказаны", - сказал президент Токаев, разговаривая с родными погибших работников лесного хозяйства "Семей орманы". Список вероятных виновников очень длинный.

Например, выговор схлопотал аким Абайской области Нурлан Уранхаев, тоже очень поздно прибывший на пожар. "Я недоволен работой местных исполнительных органов. Понимаю, область новая, вы новый аким. Исключительно из этих соображений, я объявляю вам выговор. В принципе, за такие вещи можно сразу увольнять", - сказал президент Токаев.

"Пожары случаются во всем мире, но там предпринимаются должные меры. Министр не приехал, аким области вообще очень долго собирался, отправил своих заместителей. Что за отношение к работе?!" - возмутился он. Однако, как опять же поясняют специалисты, у акиматов нет возможности официально влиять на резерват, подчиняющийся республиканским властям.

Президент указал на системный кризис. "В Костанае в период прошлогодних пожаров мною было дано поручение провести ревизию реальной готовности органов гражданской защиты, местных исполнительных органов власти к чрезвычайным ситуациям. Поручалось сформировать запасы инвентаря и пожарно-технического оборудования для тушения лесостепных пожаров. Что мы имеем? Низкую степень готовности. По показателю материально-технической оснащенности – 69%, по функциональной инфраструктуре – 63%. В целом общая готовность центральных и местных исполнительных органов к чрезвычайным ситуациям составила 70% (МЧС – 75,1%, МЭПР – 59,5%, местные исполнительные органы – 70,2%)", - сказал Токаев.

Леса темны и полны ужасов

Трагедия в Абайской области вскрыла вопиющую ситуацию в тамошнем лесном хозяйстве, ранее практически не осаждавшуюся в прессе. В частности, исполнительный директор общественного объединения "Әділдік жолы" Дидар Смагулов обрушился с критикой на предыдущего акима – Даниала Ахметова, который еще год назад управлял регионом ЧС в составе Восточно-Казахстанской области.

"На встрече с главой государства родственники героев просто шокировали всю страну: оказалось, что у погибших не было никакого защитного обмундирования – ни защитных костюмов, ни кислородных масок, кто-то был просто в туфлях. Даже в рациях не было батареек. Их просто отправили на верную смерть", - написал Смагулов у себя в соцсетях. Неясно только причем тут Ахметов, если лесное хозяйство подчиняется министру Сулейменовой и председателю Комитета лесного хозяйства Кылышбаеву (бывшему сенатору).

"При этом с 2016 года в РГУ "Семей орманы" на госзакупки выделили более 5,3 млрд. тенге. Только в этом году на бесперебойную и круглосуточную работу Информационной системы борьбы с лесными пожарами предусмотрено 12 миллионов тенге. На фоне трагедии немыслимой кажется трата на нанесение логотипов на кружки, флешки, брелоки и подставки под телефон 7,5 миллионов тг. А эти проклятые батареи для раций закупили 22 мая в количестве 55 штук на сумму 484 000 тг. Если бы работали рации, то возможно погибшим кто-то и мог сообщить что они едут на встречный ветер, что равносильно смерти. Но коррупция продолжает нас убивать, а мы молча с этим соглашаться", - добавил он.

Здесь очень важный момент: в конце мая этого года был вынесен приговор в отношении руководства РГУ "Государственный лесной природный резерват "Семей орманы". Решением суда трое руководителей госучреждения признаны виновными в создании ОПГ и получении от предпринимателей взяток на системной основе в размере от 700 тыс. до 13 млн. тенге. Взятки брали за выдачу разрешений на санитарную очистку и вырубку леса на территории резервата, за беспрепятственное подписание договоров по госзакупкам, а также общее покровительство. Попросту говоря, в резервате покрывали незаконную вырубку, и один Аллах ведает, не стал ли и нынешний пожар маскировкой темных дел.

Троих руководителей резервата приговорили к 10 годам лишения свободы. А пятерых взяткодателей к срокам от 1,5 до 3,5 лет. Собственно, приговор огласили во время очередного разгула стихии – около двух недель назад в резервате тоже полыхал огонь. К счастью, тогда его удалось локализовать.

Как указал Дидар Смагулов, разворованные деньги могли пойти на системы раннего обнаружения пожаров и прочее снаряжение. Вместо этого лесники оказались беззащитны, и суд над руководством их к жизни не вернет.

"Да и о недостаточном обеспечении работников лесхоза говорилось много после Аманкарагайского пожара в прошлом году, но ситуация не изменилась: зарплата рядовых сотрудников до сих пор составляет около 90 000 тенге", - уточнил Дидар Смагулов.

Сразу после визита президента исполняющий обязанности директора государственного лесного природного резервата "Семей орманы" Мурат Каримов дал невнятные пояснения относительно экипировки погибших лесников. Создалось впечатление, что он и сам не в курсе, были ли сотрудники готовы к борьбе со стихией.

Также он рассказал, что автопарк резервата очень устарел. Возраст большинства спецтехники превышает 30-40 лет, есть машины возрастом за 50 лет. "У нас вся техника, честно говоря, устаревшая. Материально-техническое обеспечение очень слабое. Есть несколько машин 2014 года выпуска, а остальные 70-х, 80-х и 90-х годов выпуска", - пояснил Каримов.

"По нормам достаточно, однако, когда в один день происходят несколько пожаров, то не хватает техники. Потому что территория леса труднодоступная для транспорта, простые машины не пройдут. Даже КамАЗ и "Уралы" порой не могут проехать. Когда начался этот пожар, четыре-пять машин не доехали до места вызова, они сломались", - уточнил он.

Ниже мы на фактах поясним, что как раз наказания руководителей на местах добиться труднее всего.

Во всем виноват тракторист

Если в прошлом году пик пожаров пришелся на сентябрь, то в этом году лето сходу превратило Казахстан в одну большую печь, и страна запылала. Из тяжелейших уроков 2022 года, как заявил президент Токаев, никто предостережения не извлек.

В нынешнем мае традиционно горело под Алматы. Причиной пожара на склоне гор близ Медеу, который тушили несколько суток, назвали поджог. Пожар в Иле-Алатауском парке начался ночью, в ходе ликвидации погиб 30-летний спасатель Арслан Курманбеков. На него упало горящее сухое дерево. Еще один спасатель получил травму руки. Пожарным пришлось работать на склоне с углом в 70 градусов.

Также в мае в Петропавловске боролись с крупным пожаром в микрорайоне Береке, огонь уничтожил девять домов. Причиной стал загоревшийся камыш и порывы ветра.

Но особенно показательной была чрезвычайная ситуация прошлого года, когда в Костанайской области эвакуировали населенные пункты, в том числе Аманкарагай, превращенный в пепелище.

В нынешнем январе суд признал виновным тракториста Александра Репейко. Тракторист, пишет следствие, "хотел заработать и грубо игнорировал правила пожарной безопасности в лесах, запрещающие эксплуатировать на пожароопасных участках леса транспорт и технику без исправных искрогасителей на выхлопных трубах". Искра из двигателя, гласят материалы дела, стала причиной катастрофы.

Пожар охватил территорию КГУ "Басаманское учреждение лесного хозяйства", КГУ "Семиозерное учреждение лесного хозяйства" и населенных пунктов Аулиекольского района – сел Аманкарагай и Озерное. Огнем было уничтожено и повреждено 108 строений в нескольких селах. Эвакуировано более 1800 человек. Травмы, ожоги и отравления получили 12 человек. Погиб мужчина 1935 года рождения. В регионе объявили режим ЧС местного масштаба.

Тракторист получил срок, а вот разбирательство в отношении директора Басаманского лесхоза до сих пор не закончено. Между тем, безопасность граждан зависит не от возникновения пожара как такового. Огонь – давний спутник человечества, более того, экологи считают лесные пожары частью нормального природного цикла. Проблема возникает там, где государство не в состоянии локализовать стихию, защитив людей, животных и большие природные массивы.

Переложить вину на случайность (искра из двигателя, костер глупых туристов, удар молнии) и успокоиться – настоящее системное преступление. Глава Басаманского лесного хозяйства был арестован сразу в сентябре 2022 года. Тогда же впервые заговорили об отставке министра МЧС Юрия Ильина. Президент дал поручения, к нему присоединился премьер Алихан Смаилов.

"Пожар в Костанайской области показал реальную необходимость скорейшего решения вопросов материально-технического дооснащения органов гражданской защиты, природоохранных и лесных учреждений, модернизации системы оповещения", - заявил глава правительства. Он велел проработать моменты увеличения заработной платы и иные возможности социальной поддержки сотрудников органов гражданской защиты во всех регионах. Как мы видим, никаких эффективных мер принято не было, год в плане повышения уровня безопасности прошел впустую.

В мае появилась информация о суде над директором Басаманского лесхоза Асхатом Жакашевым. "В целях личного обогащения, единолично незаконно разрешил беспрепятственно находиться в лесу и продолжать производить лесозаготовительные работы частным бригадам, используя машины и трактора имеющие технические неполадки и не оснащенные специальными приспособлениями, то есть пламегасители, представляющие реальную пожароопасность. Жакашеву было достоверно известно о недостаточной технической укомплектованности учреждения для выполнения неотложных мероприятий по своевременному обнаружению и дальнейшему тушению лесных пожаров", - такое обвинение зачитал прокурор.

В результате этой незаконной рубки упомянутый выше тракторист и совершил свое преступное деяние. Но бить в колокола нужно не по поводу случайной искры, а из-за системной коррупции, когда, как минимум, в двух самых лесистых областях РК нагло, годами уничтожают природные сокровища, а потом, вероятно, прячут в огне следы. В Костанайской области сгорело почти 40 тысяч гектаров угодий, причинен ущерб на 18 млрд тенге, пострадали жилые дома и объекты предпринимательства, расплатился жизнью человек. Бывшему главе лесхоза обвинение приписывает 22 млрд. ущерба. Незаконные предприниматели, говорится в материалах следствия, выдали ему взятку в размере более 15 млн тенге.

"Несмотря доведенный до всех директоров лесхоза запрет нахождения физических лиц и об остановке порубочных работ и сенозаготовке из-за пятого класса пожароопасности, Жакашев умышлено не издал приказ о запрете. Единолично разрешил бригадам находиться в лесу и продолжать лесозаготовительные работы", – пояснил прокурор. В свете происходящего нужно расследовать подобные дела как можно более гласно, определить, почему в лесхозах потеряли страх перед Фемидой, и кто "крышует" этот лесоповальный беспредел.

Кроме того, в прошлом году общественник Дидар Смагулов сообщил: "бюджет КГУ "Семиозерное учреждение лесного хозяйства", что в Аулиекольском районе Костанайской области, ежегодно сокращался (в 2020 году – 175 млн. 560 тыс., в 2021 – 112 млн. 383 тыс., в 2022 – 98 млн. 677 тыс.)".

Похожая трагедия произошла в 2021 году в Риддере. Было уничтожено около 300 гектаров леса, сгорел 31 жилой дом, погибла женщина 1948 года рождения, двое пострадавших госпитализированы в отделение реанимации. В городе объявили чрезвычайную ситуацию. Виновным назван житель города, разводивший костер в неположенном месте, он получил срок в два с половиной года.

Казахстан, тем временем, не Россия, и не Канада. По словам президента Токаева, "мы очень плохо относимся к нашим лесам. У нас их мало – не более 4% лесных насаждений". Такими темпами мы рискуем остаться совсем без зеленых массивов.

Огненная страда продолжается. По данным МЧС, с начала года уже зарегистрировано 122 лесных пожара, общая площадь возгораний превысила 19 тысяч гектаров, сумма нанесенного ущерба составила 51 млн тенге. За 2022 год произошло 800 лесных и 111 степных пожаров.

Пока готовился этот материал, появилось сообщение о том, что мертвым найден еще один ликвидатор пожара в Абайской области, таким образом, число погибших увеличилось до 15 человек. На сегодня казахстанцы практически беззащитны даже не перед огнем, а перед потерявшей всякие пределы коррупцией, чиновничьим равнодушием и некомпетентностью. А ведь лето только начинается.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Алиханом Смаиловым

15.06.2023 20:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Ерболат Аскарбекович Досаев

Досаев Ерболат Аскарбекович

Министр экономики и бюджетного планирования Казахстана

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
58

киргизских депутатов имеют оружие

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Февраль 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29